Имя и фамилия:
Кристиан Андж
Возраст:
21 y.o
Рост:
188 см
Факультет и курс:
юр.фак. 4 курс

http://cs417028.vk.me/v417028625/18a1/U3YEXJb2G4w.jpg
Alex Pettyfer

Характер:
Родительская «любовь» наложила на Кристиана неизгладимый след. Ребенок, который мог вырасти добрым и приветливым ко всему миру, стал жестоким и властным. Игрок. Любит расставлять сети, строить свои собственные видения жизненных линий и воплощать их в жизнь.
Глаза цвета темной зелени смотрят холодно и надменно. Лишь иногда они приобретают более светлый оттенок и нежное выражение – при взгляде на друзей. Губы почти всегда находятся в состоянии полуулыбки. Она напоминает о плотоядности и вызывает сокровенные желания. Ведь многим хочется узнать, сохраняют ли они такую же твердость в момент страстного соприкосновения. Остер на язык, разрубает все и вся. Вот уж воистину «Словом можно убить», - не всегда его кулак может принести столько боли, сколько может Вам великодушно предоставить разговор с юношей. Высокий для своего возраста, но увлечение футболом подарило пафосному блондину определенную рифленость, так что долговязым его назвать нельзя. Аристократ от кончиков белоснежных волос до мысков туфель. Элегантность и немного небрежности, продуманной, стоит заметить. Незастегнутые верхние пуговицы на рубашке при условии, что не проходит официальный прием, выбившийся из единого полотна светлых  волос, локон… Благодаря своей надменности к окружающему миру и равнодушию к большинству окружения, вызывает негатив, замешанный на интересе.
Вы не сможете пройти мимо, но и удержать его не сможете. Вольный ветер, сам себе на уме. Жестокий и непробиваемый, холодный и бессердечный, идеальный и безумно самовлюбленный мерзавец. Хладнокровная сволочь, проложивший свой путь по чужим душам и сердцам. Он никогда не раскроется Вам. Вы не являетесь представителями его близкого круга, тех для кого он совсем иной. Для своих близких друзей, Кристиан, скорее, добрый и заботливый старший брат. Он умеет чувствовать и готов голыми руками разорвать тех, кто коснется его товарищей. Хотя обычно пользуется чужими услугами по уничтожению недругов. Улыбчив и любит доводить друзей до паники изящными подколами. Всегда найдет в себе силы понять, выслушать и простить. Только предательство он покарает без раздумий. Прочли? А теперь забудьте. Для Вас он - пафосный стервец Андж, к которому не стоит подходить, с которым опасно играть, которому нельзя верить. Он всегда добивается поставленной перед собой цели и, уж поверьте на слово, любыми доступными для него способами.


Связи:
Родители - мертвы, сводный дядя - Алекс Шоу
Лучший друг - Себастиан Рош.


Информация о персонаже:

Весна… Солнечные лучи проникают сквозь витражные стекла, оживляя и воспаляя воображение. Юная девушка улыбается мерцающим бликам и юному существу, лежащему на ее руках. Двенадцатое марта 1993 года. В семье высокопоставленных аристократов родился наследник – Кристиан Люциан Андж. Только вот кому был нужен этот ребенок? Урожденной Делерр или ее тирану-супругу? Вам ответить? Он не был нужен никому. Мать продержала его на руках ровно час, как предполагал этикет, отец лишь мельком взглянул на маленькое чудо. А дальше были няньки, гувернантки, нанятые учителя… Не удивительно, что ребенок редко улыбался. Ему просто некому было дарить свою радость, не с кем делить свои маленькие, но такие важные секреты. Девона Франческа Делерр, принявшая в 18 лет фамилию супруга, совершенно не желала через девять месяцев после свадьбы рождения сына. Она любила развлечения, дорогостоящие балы и изучение собственной родословной. Потомки французских вампиров вообще редко думают о других. Нет, конечно, она любила свое дитя, но слишком безликой любовью. Могла погладить по волосам или укрыть ночью одеялом, поцеловав светлые кудряшки перед сном… Но никогда не выказывала своих чувств, никогда не хвалила, не ругала, не радовалась первым шагам и словам. Равнодушная любовь, - вот что она могла предложить ребенку. Люциан Иньеста Андж – имя говорит само за себя. Коварный Дьявол, не знавший, что такое честность и порядочность. К сыну же у него была особая «любовь» - плетки, ножи, кнуты… «Воспитание воина и достойного вампира», - вот как он называл регулярные истязания юного Кристиана. Ему и подавно было плевать на успехи мальчика и на его достижения в этом огромном мире. Отношения между родителями Анджа-младшего тоже оставляли желать лучшего. Абсолютный страх в глазах женщины и похоть, перемешанная с ненавистью – у мужчины. Хорошая обстановка для формирования взглядов на жизнь и характера маленького вампира.
Возможно, он бы и вырос деспотом, подобно отцу или безропотной ланью, подобно матери…если бы не бал, данный в честь пятилетия наследника Французской ветви семьи Андж. Лорд Себастьян Луи Рош – грустная, но настоящая улыбка, внимание, столь незнакомое белокурому мальчику. Теперь Кристиану было, кому дарить улыбки, чьим письмам радоваться и ради кого терпеть монотонное уничтожение собственной личности. Теперь он был не один, теперь их было двое. Два одиночества, обретшие счастье лишь в глазах друг друга. Красивая история двух богатейших наследников Темного Мира, самых завидных женихов и Сильнейших представителей своего времени началась именно тогда, когда взрослые танцевали на обломках их маленьких судеб и розовых мечтаний, смеялись над их желанием оставить в себе человечность и найти искреннюю дружбу.
Далее все было более, чем стандартно – четырнадцатилетие, зачисление в академию, покупка учебников, формы, других мелочей. Ну откуда же родители могли знать, что маленький Кристиан уже знает программу третьего курса наизусть? Что он с грацией леопарда выносит мячи за сантиметр до достижения ворот, да и про его маленькое королевство змей они не знали. Любящая семья…
Потом были пять лет обучения. Восхищение сокурсников, высокие баллы, клуб Избранных, должность старосты, постоянные вечеринки, грозящие исключением для иных студентов, самые красивые парни, успехи в футболе, капитанство…


Дополнительно:

Пробный пост

Гнется дугой, словно в теле вовсе нет костей, почти к самому полу и снова выпрямляется, загребая рукой темные волосы на чужом затылке, вжимаясь всем телом. Так, что камин зажигается сам, без палочки, без спичек. Просто от выплеска бешеной неконтролируемой магии, которая плещется в комнате, да что уж мелочиться? Во всем доме, с бешеным ревом накрывая целый район, так бывает. Нежное, успокаивающее касание губами его виска, еще один жадный поцелуй, умелые действия языка, вторящие движениям плоти внутри. По спине вниз скользят редкие капли, на вкус соленые и терпкие, с прокушенного плеча на ковер капает кровь, пока властные губы не накрывают рану, впитывая металлический привкус. Ладонью по его темным, спутанным волосам, выгибая к самому полу, пока перед глазами плывут звезды, пока этот мир плывет, словно в тумане, словно в нереальном дурмане после хороших наркотических зелий. 
Огонь в камине вспыхивает сильнее, грозясь затопить жаром всю комнату, добраться до сплетенных тел и поглотить в своем жадном дыхании, но все заканчивается так же стремительно и быстро, как началось, огонь гаснет. Один из любовников встает и подходит к раскрытому окну, смотрит на звезды, улыбаясь ночи, как старой подруге, своими залитыми ониксом глазами. Почувствовав чужой взгляд, мужчина поворачивается, оглядывая обладателя того самого взора, ухмыляясь и пожирая глазами того, кто всегда будет принадлежать ему.
- Солнышко, не проспи завтра,   - легкое касание горячих губ, перерастающее как всегда в голодный поцелуй, в требовательные объятья, в столкновение с мягким ковром, - хорошо, но этот – последний, - со звериным рыком Долохов выпустил зверя  –  голодного и жадного до этого тела, до этой души.  И снова полилась кровь, послышались крики из осипшей глотки и довольное рычание.
Выбравшись наконец-то с улицы Гриммо, Антонин огляделся по сторонам, и, не заметив ничего примечательного, двинулся прочь. Почему бы не аппарировать прямо в поместье или воспользоваться каминной сетью? Хотелось прогуляться, проветрить мозги перед тем, как вернуться в свою добропорядочную жизнь. В жизнь с женой и детьми, прогулками в парке и мороженым в кафе. Кто бы ему рассказал лет двадцать назад, что он так изменится – не поверил бы. Точнее, размазал придурка по ближайшей твердой поверхности. Впрочем, можно было бы и в Вавилон заглянуть. Сегодня там как раз мальчики-школьники и девочки-учительницы. Но нет, завтра первое сентября. А он, даже став Темным Лордом, никогда не пропускал праздники детей. До смешного порой доходило – весь в крови и  грязи, с широкой улыбкой из тридцати двух белоснежных зубов, заявлялся на день рождения сына, накинув перед этим легкое маскирующее. Каков же был шок Мариссы, когда супруг начинал раздеваться в спальне. Но дети – святое. Ради них он строил свою империю. Ради них он сделал все, чтобы закончить бредовую войну, разошедшуюся из ничего. Точнее изначальная идея его интересовала – разделение двух миров и господство чистой крови. Это он и оставил для себя. Но бездумный геноцид и отстрел магглов? К чему? Во время рабовладельческого строя никто специально не вырезал поголовно рабов. А за убийство такого ничего не было рабовладельцу. Вот и здесь аналогичная политика. Как ни странно, но даже Орден Феникса примирился с новым лидером Темной Стороны. Его идеи имели право на существование. Да, их не устраивали методы. Но лучше так, чем, если бы на месте Долохова сидел какой-то психопат и диктовал свои безумные условия по истреблению магглов и магглорожденных.
Пройдя метров триста и почувствовав, что мысли пришли в порядок, а глаза приобрели свой реальный цвет, Долохов испарился с Лондонских улиц, оказавшись за городом во вновь отстроенном после войны поместье. Вообще им пришлось поднимать почти все заново. По факту, устоял только Инферос и несколько замков тех, кто заявил о своем нейтралитете. Слишком долго пришлось доказывать тупоголовому Аврорату, что они не на тех лезут. В принципе доказывал Долохов лично Моуди в достаточно красочных подробностях с применением непростительных. Зато бывшие друзья быстро поняли друг друга и перестали грызться. Оппозицию они опустили быстро. За пару недель. Добили почти всех. В живых от силы осталось человек тридцать-сорок. Но с годами их число приблизилось к десятку. Отстрел сорвавшихся с цепи псов проводился на постоянной основе, а они огрызались. Еще бы, не идти же им против тех, кого в сотни раз больше. Вот именно. Но хватит разговоров. Завтра долгий день. Много алкоголя. Много секса.
Вернувшись в фамильное поместье, Антонин направился в сторону ванны, отметив, что на дворе глубокая ночь и вся его семья спит, кивнув охранникам, выстроившимся вдоль стены при виде хозяина. Приняв контрастный душ и заживив несколько укусов, Долохов вернулся в спальню, откинул одеяло и  лег, тут же привлекая за талию жену и целуя ее в изящный изгиб шеи.
- Люблю тебя, малышка, - завтра трудный день и много дел.
Наутро все было непримечательным. Поцелуй-душ-гардеробная-столовая. Потом пришел черед выбираться из поместья. Дети с Мариссой – через портал, Долохов напрямую на вокзал. Во всем есть свои преимущества, особенно в силе. Оказавшись на платформе, чета рассредоточилась – Викки нашла неподалеку любимых подружек, приехавших так же провожать своих братьев и сестер, Марисса следила за дочкой, почти не отрываясь. Как и еще пять-шесть пар глаз. Долохов тоже поглядывал кругом. Сказывались годы, проведенные в боевом отделе бок о бок с Абрахасом. Абрахас. Мужчина поднял глаза к небу и усмехнулся, представляя себе белокурого Ледяного Короля, шествующего с полутораметровыми крыльями за спиной, вместо трехметрового хвоста. И возгласами «Тони, они забрали мой хвост». А следом бегут Лестрейндж и Розье. Один твердит о том, что хвост на небе не положен, а второй покрасил свои перья в розовый цвет. Тони… как давно меня не называли так.
Но хватит смеяться. Пора уже отправлять отпрыска, провожать супругу на шопинг и отправляться на расслабляющий вечер в Вавилон. Обернувшись, Долохов встретился взглядом с Блэком и пожал плечами, отвечая на его беззвучный вопрос «Опять без меня?» Следующими его внимание привлекли Кэрроу. И что Алекто так дергается? Надо будет пробить почву. Амикус. Легкий кивок. В нем Антонин был уверен. Еще несколько кивков и даже пара улыбок бывшим и настоящим любовникам.
Крепкое рукопожатие для сына, объятья для жены и нежный поцелуй для дочки. Ничего не забыл. Нет, ну как же. Прикрыв глаза Викки ладонью, Долохов весьма не по-детски поцеловал законную супругу. Ничего, пусть дети учатся, им полезно. Взгляд, брошенный в сторону Алисы и Кэтрин говорил прямо «отвечаете головой.» Но уж если не доверять Скамандерам, то кому вообще? Никому. Тоже верно.
Распрощавшись со вторыми половинками, Антонин вместе с Блейком двинулся в сторону остальных пожирателей, понемногу собиравшихся в дальней части платформы.
- Предлагаю Вавилон, друзья мои. Сегодня в программе возвращение за школьную парту и огневиски в бутылках из-под тыквенного сока! – Что-что, а руководителем Долохов был хорошим. Всегда четко знал, когда нужно Круцио, а когда достаточно просто выразительного молчания, когда стоит похвалить, а когда заавадить. Так было ровно до первого промаха. После подобного шла либо смерть, либо смещение приоритетов. Тогда уже невозможно было просчитать шансы на провал или успех. Но таких индивидуумов все равно были единицы.

____________________________
ВВ: строгий костюм-тройка цвета слоновой кости, белоснежная рубашка с сапфировыми запонками, бежевые туфли. На пальцах сапфировый перстень и обручальное кольцо.
СС: ВП и много необходимого.
Н: голоден.


Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.