Silver Compass Academy

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Silver Compass Academy » Близлежащий городок » Улицы.


Улицы.

Сообщений 1 страница 30 из 66

1

Тихие, красивые, просто открыточные. Иногда попадаются маленькие кафешки/кофейни.
Тут не принято шуметь, но к студентам жители уже привыкли.

0

2

Третий этаж. » Комната № 20. Порко Флэтчет Лайх

Спасибо, доргое мироздание.
- Порко, ты все-таки скотина, признайся, ты читаешь чужие мысли и все делаешь наоборот, да? Вот как тебе это удается? – спросил Йохан за неимением лучшего надевая шлем и заводя железного коня. Все-таки семейка у них была на редкость слаженная, а общность вкусов время от времени пугала. Та же страсть к скорости, мотоциклы… может это в крови, как смертоносный вирус. Рождается вместе с тобой и по мере взросления все прогрессирует, развивается и потом бах и опа. Нет, нет, нет, даже думать об этом не смей. Одному черту известно куда могут завести подобные мысли. Прогрев двигатель Лайх полуобернулся к родственнику, ожидая когда тот соизволит водрузить свой царственный зад и газанул, отрываясь от земли.
Куда теперь, в мастерскую? – крикнул он, надеясь что ветер донесет до Флетча хотя бы остаток фразы. Тут уж не получится как в том фильме «ну почему она повторяет ровно столько сколько я уже слышал?» Йохан смеется, улавливая в зеркале движение Порко. Ага, значит в мастерскую. – Держись крепче - Стоило только отъехать от академии чуть дальше, как Йохан спустил тормоза в прямом и в переносном смысле. Выжимая из машины по максимуму, он сейчас напоминал психа в момент обострения. Накопившаяся неудовлетворенность вылилась в гонку со временем. Он кожей чувствовал яростные порывы ветра, подаваясь вперед к рулю и наклоняя корпус, красиво входил в повороты и получал просто моральное удовлетворение, Если они не врежутся в один из этих многочисленных столбов и их не остановит полицай – то жизнь удалась. Привычное уединение маленького городка было нарушено ревом мотора и столбом пыли из-под колес машины. Народ здесь был привычный, проживание рядом с элитной академией накладывало определенный отпечаток. Цены необоснованно были завышены, а по выходным так и вовсе били все рекорды, а все по тому, что золотая молодежь выбиралась в город развлекаться. Стоит ли говорит что расторопные родители старались как можно быстрее сплавить дочерей в какой-нибудь пансионат - подальше от этого рассадника разврата? Но были и те, что надеялись, что их несуразная дочурка сможет повторить судьбу золушки. Наивные. Визг тормозов, след шин на асфальте и мотоцикл слегка заносит влево, разворачивая.
- Вот те и кофэ, вот те и ванна. Слезай, приехали - выговаривает Йохан - Знатная однако зверюга, почем брал?

Отредактировано Эмиль Йохан Лайх (2011-03-17 02:59:14)

+1

3

- Где брал - там уже нету. - Довольно отплевываясь от пыли, Флэтч слез с байка, приподнял очки и осмотрел местность. - Так-с, что здесь у нас? Ага вот и мастерская. Припаркуйся тут. По идее работа не должна занять больше часа-двух от силы.
Он направился к стеклянной двери, над которой висел маленький колокольчик. Завершив короткий разговор с хозяином и передав ему ключ, Лайх вернулся на солнечную стоянку и закурил.
- Нужно чем-то занять полтора часа. - взгляд лег на кафешку не подалеку, прошелся по другим вывескам и тормознул на парихмахерской. - О! Знаешь что, а не перекраситься ли мне в брюнета? Задолбал уже этот натуральный цвет. - гыгыкнул Порко, внезапная мысль такая внезапная. Немец сделал последнюю затяжку, глубоко всасывая дым и растоптал окурок. - Ну-с-Богом!
Стремительным шагом направился менять что-то в своей жизни, в частности во внешности.
- Йо, может и тебя покрасим, скажем, в зеленый? Хыхыхы. Ладно-ладно. Я пошутил. Хотя мог пы по крайней мере тату на жопе набить, кх-кх-кх. - продолжил посмеиваться входя в салон.
"Ууу как тут все красиво!" - присвистнул парень и заглянул в прейскурант услуг. "Мда, я даже понимаю почему. Нехило они тут наваривают. Ну да и похер."
- Эй, то есть доброго вечера. Не сделаете мне... - он начал объяснять как его нужно подравнять и перекрасить, вскоре парень уже сидел в парикмахерском кресле и широкой зубастой улыбкой скалился своему отражению. Правда выглядела она малек притянутой за уши. Нос вроде не сильно опух благодаря приложенному вовремя холоду, но все равно смотрелся крайне безутешно. Немец закрыл глаза и предоставил себя во власть умелым ручкам работницы.

Отредактировано Порко Флэтчет Лайх (2011-03-17 03:25:14)

0

4

- Где брал - там уже нету.
ну вот только не надо вешать мне лапшу на уши. Флэтч, лучше сам скажи – не то чтоб Йохан хотел себе такой же, детка его вполне устраивала, но почему бы не прикупить ей подругу? Кто-то увлекается разведением кошек, кто-то тараканов, а он вот… мотоциклы разводит. Пока Эмиль ковырялся с парковкой, Порко уже бодро скрылся в мастерской. И вот нахрена тебе копия карточки? Продавать по сходной цене всем желающим? Развлечение из серии «посмотрите на спящую Королеву академии» или вот-вот «узнайте, что преподаватели делают за закрытыми дверьми». Ну и похрен, что для этого нужно будет быть невидимкой, наверняка найдутся отчаянные, желающие порыться в чужом грязном белье. Да тут еще и ставки можно будет делать. Ах Флэтч, ну ты шельма – выдохнул Йохан и оценил результаты своих трудов, будто оно было действительно важно.
- Нужно чем-то занять полтора часа.
- Всего-то? В этом городе полно развлечений, а ты думаешь как убить время? На тебя это не похоже. – дядюшка чиркнул зажигалкой и Йохан уловил запах сигаретного дыма. Точно, надо будет купить, а то у нас вчера блок закончился и Адам что-то мямлил в тему того, что сейчас моя очередь. Что за глупая привычка делать что-то по очереди? Захотелось – сделал. Вот он сейчас купит их, не потому что должен, а потому что хочется. Маленький протест против системы их взаимоотношений. Идиотизм. Йохан шел рука об руку с Флэтчем и тем не менее пропустил половину его тирады, однако эта фраза  не могла пройти незамеченной:
- О! Знаешь что, а не перекраситься ли мне в брюнета? Задолбал уже этот натуральный цвет. – Эмиль встал как вкопанный. Одна его бровь поползла вверх, другая чуть сдвинулась к переносице – Чеее? - Как же это говорят? - Когда блондинка красится в темный цвет – искусственный интеллект. Флэтч, надеешься за умного сойти? Даже не надейся, тебя это все равно не спасет. - Ммм, детка, я теперь брюнетка! Черт, долбанная попса. Йохан догнал двинувшегося мозгом родственника и демонстративно покрутил пальцем у виска, картинно присвистывая при этом.- может и тебя покрасим, скажем, в зеленый? по крайней мере тату на жопе набить, кх-кх-кх. – Да иди ты к черту, Я что какой-то долбанный панк? Слышал бы тебя сейчас твой брат, мой отец, он бы точно помер от разрыва сердца. Скажи ему об этом? А лучше сделай татуху на жопе и продемонстрируй, что слабо?
Двери парикмахерской распахиваются перед ними и Порко устраивается в кресле, в то время как Йохан находит себе развлечение в зале ожидания. Он листает глянцевые журналы, пристально рассматривая разукрашенные морды моделей и актрисок, прикидывая кому бы мог вдуть. Набрался целый список, но больше всех зацепила девушка на 27 странице, вроде как не так уж много отведенного ей текста, но она выглядит такой хрупкой. И как назло тоже брюнетка. Что за хрень?
Йохан подзывает к себе одного из работников, стремного мужика, всех баб небось извели на Флэтча - правильно клиент важнее. - Где здесь туалет? - получив точные указания куда идти, Эмиль берет с собой журнальчик и уединяется с брюнеткой из 27, надо ж как-то скоротать время. О да, детка...

+2

5

Все то время, пока Лайх младший получал массаж головы, он обдумывал колкие слова Йохана про своего брата, уж больно по сердцу они резанули. У Флэтча с братом были специфические отношения, ну а чего еще ожидать, ведь он был старше на целых 36 лет, да и видел он первенца своей матери примерно столько же раз за всю жизнь. Так что в первую очередь брат являлся все же отцом племянников, чем тем самым, другом, родственной душой которую всегда мечтал иметь Порко, что порой будило в нем черную зависть к удачно сложившейся судьбе племяшей. У них по крайней мере есть они сами, а у Флэтча... у него есть племящи, но все ж братские узы он считал более крепкими и надежными.
"Ладно Йохи, ты значит у нас такой дерзкий, да? Тогда мы все же зайдем в тату салон, возможно после бара, и непременно набьем тебе тату. Скажем, в виде той же голой бабы, с которой ты уединился скоротать время перед камерами в сортире. Или ты думаешь в таком навороченном заведении их нет? Охрана будет очень тебе рада. Постарайся оправдать их надежды и не кончить там быстро."

Спустя час парни вновь стояли между салоном тату и красоты, что не могло не наводить на мысль о том, какую бы набить Эмилю наколку попошлее, ведь красота понятие растяжимое. Флэтч переводил взгляд с вывески на вывеску.
- Такие разные и все таки они вместе... - посмеиваясь сквозь сигаретный дым, размусоливал остатки мыслей вслух. - Йо, а чего б тебе не выдолбить на коже имя Адама и червивое яблочко в виде сердца? - с ехидством покосился на собеседника, у которого до сих пор удовлетворение играло румянцем на щеках. Дай ему волю, Эмиль мы в каждом журнале вместо телочек в купальниках представлял бы братца в том же амплуа.
Приглаживая растрепанные ветром темные волосы, студент двинулся к мастерской. Работа была готова даже раньше, чем ожидалось. Соскладировав золотой запас ключей в багажник, парни вновь оседлали своего двухколесного друга и помчались в знакомый еще с прошлого курса паб.
- Теперь можно и отметить, к тому же я голоден как волк!
На этот раз за руль сел Флэтч, искушение было сильнее его. Скорость - не увлечение - это стиль жизни.
- На обратной неплохо бы в аптеку заглянуть. Напомнишь мне.
Крикнул Лайх, однако не факт, что сидящий позади смог его расслышать из-за взорвавшегося под ногами визга колес. Ощутив как рьяно в его бока вцепился Эмиль, Флэтч улыбаясь вернул переднее колесо на землю, продолжая набирать скорость.

» Близлежащий городок. » Паб To Dublin

+1

6

Цыпочка на развороте такая горячая, как и колом стоящий член Йохана, он мнет возбужденную плоть в руках, яростно дроча. Не сбавляя темпа, облизывает обветренные губы и прикусывает нижнюю. Взгляд скользит с лица крошки на его дружка, налитого кровью, готового взорваться в любой момент. Из груди рвется хриплый стон и Йохан сильнее кусает губы - его не должны услышать. Но сама эта мысль возбуждает. Маленький немецкий извращенец со склонностью к эксгибиционизму, с каким удовольствием он бы отодрал эту крошку где-нибудь на задворках школы, а лучше б спрятал под партой и та во время занудной лекции по фин. ану делала бы ему минет, и он бы сидел весь такой довольный и разомлевший, пытаясь строить серьезную рожу и расчитывать эффективность. О дааа. он бурно кончает, выстреливая спермой прямо на дверь и наблюдает за тем, как она стекает. Релаксируя, Йохан делает ставки какая конча быстрее достигнет пола - так увлекательно. Мда, как-то я разошелся. Шлюху что ли снять, а то с разбушевавшимися гормонами я на маньяка скоро станут похож. Обтирает руки и дружка туалетной бумагой, щедро разматывая рулон. Одевается и, немного подумав, протирает дверь. Выкидывает весь этот мусор в унитаз и спускает.
Эмиль подходит к умывальнику, тщательно моет руки, плещет себе в лицо прохладной водой и пригладывает растрепанные волосы. В зал он возвращается с плохо скрываемым чувством удовлетворения, покрасневшей физиономией и горящим взглядом. Не сдерживает порыва и шлет Флэтчу воздушный поцелуй. Оставшееся время экзекуции над родственником пролетают незаметно.

С новым цветом волос Порко выглядит как-то странно, по-чужому и вроде как даже старше. Неужели все эти россказни о том, что  темный старит - правда? Бедные брюнеты, они с этим всю жизнь живут, не удивительно, что все больше и больше людей, даже парней, перекрашиваются в блондинов. Скоро мы поработим мир, Yeah!!!
- Эй Флэтч, снимай парик, я знаю что ты лысый – Йохан несильно дергает его за прядь волос, от которой столь отчетливо воняет краской – мечта токсикомана блин. Панибратски обнимает за плечи и выводит прочь из парикмахерской.
- там такая телочка была… – доверительно шепчет он родственнику и рассказывает всю историю с самого начала, не вдаваясь в подробности о своих эротических фантазиях.
- Йо, а чего б тебе не выдолбить на коже имя Адама и червивое яблочко в виде сердца?
- а чеб тебе не заткнуться и хоть раз подумать бы головой? Али краска еще не подействовала? – сердито на него смотрит - вот ты прикинь, я и так его рожу каждый день вижу, а тут еще и эта хрень! И девочки будут меня спрашивать, а что это за хуйня у тебя на плече, а я такой крутой буду отвечать, что это в память о брате, что трагично погиб в автокатастрофе. Ты прикинь какая ересь получается? Хотя… думаю девочкам это бы понравилось, но на счет Адама – не уверен – Эмиль смеется и жалеет, что не стрельнул у Флэтча пару сигарет, пока была такая возможность. Сейчас же, сидя сзади и обнимая Порко за торс, Лайх старший всерьез задумался о своей сохранности. Одно дело когда ты водишь как псих, абсолютно другое - когда кто-то.
- На обратной неплохо бы в аптеку заглянуть. Напомнишь мне.
- Окееееееееееееей! – орет ему на ухо, чтоб уж точно расслышал.

» Паб To Dublin

+2

7

» Близлежащий городок. » Паб To Dublin

В сиську пьяные Лайхи шли в обнимку по качающимся улицам, размахивая остатками алкоголя в свободных руках. Уже давно стемнело и лишь фонари освящали уютные домашние улочки, в редком окне горел свет или мигал телевизор. На горизонте поля зерния Флэтча обнаружился призывно манящий угол здания.
- С-сехундошку. - как можно вежливее уперся рукой в грудь Йохана, останавливая его. Затем пошел орошать приглянувшуюся территорию. Пока парень выводил из себя очередной литр выпитого и покачивался взад вперед, любопытство заставило поднять глаза вверх на вывеску аптеки.
- О! - указал он бутылкой и чуть не обмочил штаны, отвлекись от процесса. - Мы ше хотели зай-ти за... за презервативами!
Парень направился к двери и, подпирая ее жопой, стал дергать ручку. Гадина не поддавалась. - Йооо подсоби-ка!
Час был, конечно, не тот, чтобы заниматься шопингом, но что ж поделать, коли приперло и всё тут! К несчастью владельца аптеки и его утонченного вкуса дизайн дверей и витрин был выполенен из стекла. Раз ручка не поддавалась, Флэтч сделал несколько шагов назад, вымеряя расстояние для разгона, намотал рубашку на руку и уже собирался поиграть в быка, предоставив Эмилю роль тореадора.

Отредактировано Порко Флэтчет Лайх (2011-03-19 13:54:14)

0

8

» Близлежащий городок. » Паб To Dublin

Йохан держал руками голову, чтоб та ненароком не убежала и болезненно щурился в темноте. Честно говоря он сейчас вряд ли бы смог отличить аптеку от оптики и поэтому предоставил действовать Флэтчу. Ночь была на редкость тиха, студенты притаились перед началом учебного года, местные жители предвкушали спокойную жизнь без этих повес, Ага, не тут-то было. Два идиота Лайха шли, пошатываясь к своему источнику вдохновения и ржали как кони, один громче другого. Отобрав у Флэтча бутылку, Йохан запел, то ли это так утренний концерт Виасье  его впечатлил, то ли все-таки он, Но текст был на удивление жизнерадостным:

Стеклянный блеск в ее глазах
Засохший клей на волосах
Целуешь час, целуешь два -
Она прекрасна и мертва
Тебе девчонки не нужны
Они капризны и пьяны
А с куклой раз, а с куклой два
Но ей плевать, она мертва

На злобу дня так сказать. Он одним большим глотком осушает бутылку и абсолютно беспалевно выбрасывает ее через плечо - главное чтоб Порке по бабашке не угодила, все остальное мелочи.
Мы же хотели зайти за презервативами
- Вообще-то мы хотели купить тебе обезболивающего - напомнил Йохан и похлопал Флэтча по плечу
-готов радость моя? медицинский спирт ждет тебя! - радостно, разжигая задор, - А впрочем, если такой байдой интересуешься лучше б сразу в сексшоп пошел, Нахрен тебе аптека сдалась?

И кукла будет тебе верна,
И кукла будет тебе жена
Плевать на вьюгу, плевать на метель,
Она улыбнется и ляжет в постель

+1

9

- Уж кто бы говорил! - усмехнулся Флэтч и подбадривающие поркнул племяша по заднице, мол - действуй! Самого же теперь больше увлекли мысли о секс-шопе, глаза стали выискивать храм развратных товаров. Улочка была знакомой.
"Значит где-то тут он должен быть, кажется вот в той арке за поворотом."
Мысли уводили ноги все дальше, в то время как где-то позади послышался треск стекла и заиграла ласкающая слух полицаев мелодия охранной сигнализации. Только завидев витрину с традиционными сердечками, Лайх трепетно прижался к ней всей грудью, облапывая стекло пальцами. Витрина смущенно запотевала от флэтчева перегара. Студент потерся щекой о холодное стекло.
- Здравствуй Китти, вот папочка и вернулся! Чем порадуешь сегодня? Что, закрыта? Нет, детка, для меня ты на веки останешься доступной вне зависимости от дня и ночи!
Проломив стекло ногой, парень шагнул внутрь и на ощупь стал рыскать в непроглядной темноте.
"Эм? А зачем я сюда шел? Ай! Ой! Эй? О! Это еще что такое? ОГО! Хрена себе это размерчик! М...м...м.... чето еще, три богатыря? Так, я искал, искал..."
Внезапно где-то поблизости раздался истошный вопль Йохана, Флэтч подсел на измену.
- А? Что?! Что не так? Мля, ты меня напугал.
Он выпрыгнул из магазина почти на Эмиля, сжимая в руках целую охапку всякого извращенского барахла, ко всему прочему за рубашку зацепились какие-то пристежки, на шее болтались пару связок анальных шариков и пережатый резинкой хлыст, ногой он успел наступить в некий надувной круг. (Нет, ну набуя в сек-шопе товары для детей?! Или это для....ууу, страшно подумать!)
- Ну, что ты дорогой, не сдесь же. - с ласковой насмешкой произнес он, пытаясь убрать приставучий прозрачно-розовый фалоиметатор с клубничным запахом от лица, пришлось прижать его подбородком к плечу. Немой вопрос застыл в чистых по-детски невинно моргающих глазах Порко при взгляде на запыхавшегося Эмиля.
-М?

+1

10

При упоминании о сексшопе Порко притормозил и Йохану ничего не оставалось как взять инициативу на себя. Звук бьющегося стекла ласкает слух и парень чувствует внутренний подъем. Ощущение сродни тому как в детстве разбиваешь соседское окно футбольным мячом и сцыкотно, а с другой стороны ты гордишься таким красивым ударом - мяч взлетел так высоко - высший разряд. Вечно надоедающие соседи заслужили это! Нечего было отчитывать его за лазанье по деревьем. С чувством переполненной гордости Йохан шарит в темноте, роясь в разделе - отпуск только по рецептам. Не глядя сметает все с полок и загребает в подол майки. Там и клофелин и ледокоин, и лекарства с высоким содержанием кодеина. непонятно зачем туда же летят шприцы, бинты, клизьмы - роскошный улов. Он уже собирается уходить, как натыкается взглядом на ортопедические колготки! И как я мог забыть о маскировке? Вот ведь идиот! Осторожно сгрузив улов на витрину, Лайх коротко замахивается и проделывает в ней дырку - по-просту разбивая кулаком. Адреналин такой, что боли от порезов он не чувствует. распечатав упаковку тут же примеряет черный капрон. Ему сплющило нос и кажется он стал похож на ниггера. Ура, теперь я могу читать рэп!
- Слышь Флэч, мне идет? - поворачивается к новому входу и замирает в растерянности, не обнаружив там дядюшки. Сгребает все честно позаимствованное обратно в подол майки отправляется на поиски Порко, наверняка он где-то неподалеку. Вой сигнализации наконец достигает его ушей.
- ооо, кажется я могу уловить ритм!! Тыц-тыц-тыц.
Курят депутаты,
Коммунисты, демократы,
Курят не взирая на свои мондаты.
Аты баты курят солдаты, курят Алигархи, курят аристократы,
Курят покуновы, курят самосады,
Но не говорят об этом вслух,
Им этого не надо,
Они бы рады,
Но закон сказал, что если кто-то курит, то приступник он.
Хотя во всём мире,
В любом коллективе,
Те кто табачит всегда на позитиве (Yo)!
В теле, радио эфире
Тоже есть такие,
Но по ним не скажешь что? Что они курили.
Мы в силе поменять эту ситуацию

Йохан идет на звук манящей, не менее привлекательной сирены и без труда находит Порко с целой уймой какой-то поебени. Розовый фалоимитатор у щечки Порко вводит его в ступор, он даже забывает что хотел сказать. Только протягивает руку и нажимает на кнопочку и это розовое нечто начинает вибрировать. Бугогашеньки. Это кульмиционный момент и чтобы подчеркнуть это зажигаются прожекторы, софиты слепят глаза и парни некоторое время не могут понять что происходит. Йохан танцует под зажигательную музыку сирен, купаясь в лучах света, как раздается громовой голос.
- всем оставаться на местах, лечь на землю!!!
- Блин, не зачем так орать - первая мысль. - Шайзе, полицаи!
Йохан хватает за руку Флэтча и тянет в один из переулков. Нас не догонят, нас не догонят.
- Слышь Флэтч - на ходу, задыхаясь - я теперь рэп читать умею!!!

+1

11

Увидев стремную рожу обтянутую ортопедическим чулком из которой доносился голос Йохана, Флэтч на мгновение остолбенел, потом понял хитрый план племяша.
- Где-то у меня то же было. А ты молодец!
Порывшись в кармане одной рукой, Лайх выцепил кожную маску с молнией на рту и кое как приспособил ее к своей голове, главное что бы лица не было видно. Пристально взглянул на затарившегося по самые уши товарища и гоготнул.
- Джекпот! Ыхыхы! Мля, Йохан, отъебись от Себастьяна!
Нет, ну надо было этому белобрысому протянуть руки к торчащему из рук Порко 30и сантиметровому двустороннему фалосу, теперь ерзающему по щеке немца.
Тут глаза ослепила внезапная вспышка пронзительного света, послышалось грозное предупреждение из рупора.
- Всем оставаться на местах, медленно опустите оружие на землю и заведите руки за голову!
"Вот такая вот неувязочка."
Эмиль дергает за руку, заставляя вывалиться часть награбленного арсенала на землю, что несомненно вызывает глубокое чувство потери в хрупком сердце Порко, но уже через секунду он об этом забывает, весело несясь рядом с племянником и его развевающейся на ветру колготкой, просвечивая полутени улочек рентгеновским взглядом и тоже что-то азартно напевая в порыве подкатившего к мозгу адреналина.
"Это было как в кино, в голове было одно:"
- Забирай свое и беги беги беги,
уноси свои ноги ноги ноги..

С ловкостью опьяненных алкоголем и страхом двое стрекозлов перепрыгивали мусорные баки, заваливая за собой дорогу хламом, швырялись в погоню награбленным ассортиментом (особенно здорово отскакивали резиновые сосиски от кепок полицейских), скрывались за поворотами, пока не оказались на широкой дороге. Спереди их уже ждала засада из патрульных машин, позади матерясь нагоняли пешие полицаи. Порко споткнулся о так некстати подвернувшийся булыжник мостовой и распластался на самортизировавшем хламе из секс-шопа. Тут же ощутив болезненный удар в бок. Кое как он сообразил откатиться ближе к ногам Йохана, пытаясь сконцентрировать раздваивающееся зрение на обидчиках. Приподнявшись на одном локте, угрожающе стал потрясывать шипастой вибрирующей раздвоенной унёй, направляя ее на вытянутой руке в лицо любого осмелившегося приблизиться человека.
- Не подходи сссука!

Отредактировано Порко Флэтчет Лайх (2011-03-19 23:07:27)

+1

12

Когда Порко повалился на землю и огреб несколько ударов по почкам, Йохан от шока выронил все честно нажитое непосильным трудом и взорвался на полицаев, отгоняя их от свернувшегося в комок тела
- Что вы делаете?! вы нарушаете наши права, которые вы кстати должны были зачитать! - опускается на колени рядом с дядюшкой и открывает молнию на маске, бедненький, он же мог задохнуться.
- Тебе наверное очень больно, да? подожди-подожди! Сейчас будет легче. - Он схватил первый валявшийся пузырек таблеток и вывалил горсть себе в ладонь, приподнял Флэтча над землей и удерживая его одной рукой, поднес таблетки к его рту - Выпей, это придаст тебе сил! - Порко закашлялся, явно не ожидая такой подставы от Эмиля, а тот с пугающей заботой тщательно следит за тем, чтобы все таблетки были проглочены. Вот он олицетворение поговорки - добро с кулаками. Даже если вы не хотите, я причиню вам добро, а если вы будете убегать, то сначала накостыляю, а потом причиню. Отметелить Флетча уже успели, поэтому немцу не остается ничего кроме удерживать челюсть Порко рукой и внимательно смотреть. Остатки упаковки, прагматичный немец убирает в карман штанов. Он совсем забыл про полицаев, а те, отойдя от шока, выворачивают ему руку и укладывают мордой в землю, оставляя на ней отпечаток мостового булыжника. Неужели ты надеялся остаться с нетронутой мордашкой? Нет детка, ввязались в дело - получайте оба по заслугам. Но как же так? Бунтует сознание. Я вчера уже от Адама получал! Порко вон тоже от кого-то с утра словил, так что не жалуйся. 1-1. На запястьях застегиваются холодные браслеты наручников, Йохану кажется что туже чем необходимо. Он слышал как одному парню так чуть не пришлось ампутировать руки - слишком долго продержали в наручниках. Бляяядь. Их ведут к машине. Эмиль отмечает, сожаление на лице Флэтча, но оно вовсе не от того что их повязали, а потому что его оторпвали от игрушек. Из всего арсенала осталась только маска мистера мазохиста, да анальные шарики, трогательно болтающиеся из стороны в сторону. Даже в такой жопе родственник остается верен себе.
Йохан, предвкушая ни одну веселую ночь в кпз, забивает на все и также возвращается к тому состоянию, которое было  до погони. А теперь их посадят и это тоже круто, потом можно будет хвастать сокурсникам. Хотя кому? Он их на рожу-то не помнит. Ну и ладно, он все расскажет Адаму, даже если Порко сделает это раньше него, все равно расскажет. У него такое чувство что в крови ни осталось ничего кроме алкоголя и адреналина. Так классно было удирать от служителей порядка, заметая следы мусорными баками, что... Йохан начал понимать прелести охоты на людей. Но все же в следующий раз предпочел быть бы охотником.

в участок

+1

13

Широко распахнутыми глазами немец смотрел на дружелюбного неадекватного племяша, заталкивающего горсть каких-то таблеток ему в рот и заливая этот одноцветный салат медицинским спиртом из горла стекляшки. Как тут не подавиться: в горле сперва образовался ком, а затем его обожгло как раскаленной сталью. У Порко не то что слезы прорезались, таблетки чуть носом не пошли. Перевернувшись на бок и выкашляв малую часть "десерта", Флэтч судорожно надеялся, что Йохан же не настолько придурок, чтобы напоить его тем же противозачаточным. Не дай бог у Порко через пол часа - час начнет прорезаться грудь, выпадут волосы и все такое. Подоспели добрые полицаи, сбившие Эмиля с ног и выкручивающие юному маньячному дарованию руки за спину. Вслед за ним утащили и скованного Флэтча; на заднем фоне слышались крики о каких-то там санитарах. Дышать было сложно, бока побаливали, еще и разбитый нос вновь напомнил о себе, когда с Лайхов стянули маски.

участок

Всю дорогу, что они ехали к участку, Порко молча прислушивался к ощущениям в желудке. Он подозрительно молчал, зато мозг начало потихоньку накрывать, по ощущениям унося тело в далекие страны нирваны и транса. Парень откинул голову на спинку сидения и закатил глаза. К приезду тело его явно побледнело и идти само категорически отказывалось. Все было как во сне: он больше не чувствовал боли, рук, ног - вобще ничего, а картинки восприятия окружающей реальности проплывали расплывчатыми зигзагами. Новый взгляд на мир как у ребенка, когда ты еще не знаешь, что существует что-то кроме откровений, что кому-то зачем-то нужно лгать, не подчиняться. В таком вот состоянии полуотключки он сел за стол переговоров с полицаем, готовый рассказать им всю правду-матку, если бы только язык ворочался не как набухший пельмень. Еще немного усложняло и без того нелегкий труд полицаев, что у парня быстро выключалась память на любые события, слова-то он помнил, но действовал как робот на автомате - просто подчиняясь приказам. А тем временем температура тела все падала.
Привычная последовательная цепочка событий стала прерываться: вот его выволокли из машины, вот он сидит за столом допросов и нежно юлозит по нему руками имитируя плавца, такая ровная гладкая поверхность! Вот он в сортире над ведром воды, в горло вставлен пластмассовый шланг, его безудержно тошнит. Чья-то рука в белой резиновой перчатке указывает на массу в ведре.
- Вон, те маленькие белые - снотворное.
Затем крохотное темное помещение, решётка вместо двери, какие-то образы людей. Лайх безуспешно пытается разглядеть кто или что здесь. Снова отключка.

Отредактировано Порко Флэтчет Лайх (2011-03-19 23:29:47)

0

14

По дороге к участку он то и дело отрубался: не имея возможности выплеснуться энергия перегорела и жутко тянуло в сон. При чем это больше походило на кратковременную потерю сознания, вот он вроде как здесь, а вроде как его и нет.  От пробуждения к пробуждению Порко становился все бледнее и бледнее и к тому моменту как их выволокли из машины больше напоминал хладный труп.
- Посиди пока тут -сказал полицай, кажется сержант, и оставил в комнате досмотра, а сам удалился вести разъяснительные беседы с дядюшкой, но не прошло и пяти минут, как ошарашенные служители правопорядка вломились в комнатенку. - Что вы пили? Йохан ошарашенно вытаращился на него, соображая что они пили и оказалось что было проще перечислить чего нет.
- Что ты ему скормил перед тем как мы вас взяли?
- обезболивающее - как-то невнятно пробормотал парень все еще не понимая в чем собственно дело и сонно моргая на мужчин глазами.
- Досмотреть - короткий, но емкий приказ. В голосе сержанта нескрываемое раздражение и злость. Как же его достали эти безотвтетственные подростки. Золотая молодежь, мать ее! Их бы на пару лет в армию - мозгов понабраться.
- Сэр, мы нашли это. Снотворное!
- Твою мать! Срочно, промывание! пока не окачурился, нам трупы тут не нужны - и тише добавил - а то адвокаты их папочек устроят нам потом райскую жизнь - Переводит строгий взгляд на Йохана и приближается, ухватывает за грудки. Смотрит на его сонную рожу и складывает 2 и 2 - Ты пил?
Лайх не понимает сути вопроса, но чувствует, что вляпались они по самое не могу, на заднем фоне слышится как блюет Флэтч или это только воображение разыгралось?
- Пиво пил, абсент пил, текилу тоже пил и это как ее... водку жрал- перечисляет он, напрягая пропитанные алкоголем извилины.
- не прикидывайся! таблетки, что мы нашли ты их пил?
- Нет, нет, сэр! - поочередно моргнул сначала одним, затем другом глазом, не внушая доверия товарищу сержанту.
- может тебе тоже сделать промывание, так для профилактики...
Глаза Йохана расширились от ужаса, но он благоразумно промолчал. Мужчина видимо сделал для себя нужные выводы и кивнул, стоящим позади него сослуживцам.
- привидите его в чувство, а то разговаривать с этим овощем невозможно.
Его схватили под белы рученьки и вот следующий момент он запомнил очень хорошо. Струи холодной воды льются за шиворот, стекают по морде, заполняют уши и нос, заставляя кашлять и задыхаться. Его голову продолжают удерживать под водой. Йохан не знает сколько длилась экзекуция, но протрезвел он достаточно для того чтобы вернуть себе самоуверенность. Он вытирает голову любезно предоставленным полотенцем и в таком не самом благоприятном виде предстает перед участковым. Волнение о Флэтче перебивает все остальное, даже возможную судимость, но учитывая обстоятельства и адвокатов того же племянника он уверен, что дело закончится штрафом на кругленькую сумму, максимум общественными работами.
- У меня есть право на один звонок и я хотел бы им воспользоваться
- Смотри как заговорил, тоже мне важная птица! - офицер с плохо скрываемым чувством омерзения протянул ему телефонный аппарат. - Ну звони.
Йохан быстро набрал номер брата, сообщая о произошедшем. оставалось только коротать время в обществе этих милых людей.
- Как тот парень, которого доставили вместе со мной?

Отредактировано Эмиль Йохан Лайх (2011-03-20 12:18:12)

+1

15

Тусклая сырая камера, где-то рядом еще парочка таких же, издали слышится приглушенная тяжелой дверью акустика шагов, надоедливое стрекотание мигающей лампочки. Порко лежит в откючке на полу рядом со стеной. В каком-то смысле ему повезло, с ним в камере только один человек. Вот только был бы он в сознании... или хотя бы если вторым был Йохан, но Эмиля еще допрашивали за них обоих.
Когда вторая дверь захлопнулась за полицаями, что внесли тело немца в камеру, тень отделилась от дальней стены камеры и подошла к бессознательному. Проверяющий толчок носком ботинка в ребро - тело не подавало признаков жизни. Мужчина с наколками на обеих руках и груди взял студента за ногу и оттащил в темный угол, куда не падал свет, место где царил сплошной мрак. Послышался звук расстегиваемой молнии, затем щелчок бляшки на джинсах немца. Через секунду штаны с него были стащены по колени одним грубым рывком. Смачный плевок на руку и звук горячо растираемых ладоней. Бритый на голо хрен лет так под пятьдесят, с обрюзглым телом, загоревшим лишь в районах вокруг майки, опустился на колени над Лайхом и начал проталкивать два пальца в задний проход Порко. Противный старческий хрип влажным дыханием раздался над ухом Флэтча, слюнявые губы заодно впились в мочку, обсасывая все ухо, язык спустился дальше, одним широким звериным движением облизывая шею, переходя на щеку, проникая в нос.
- Такой свеженький и узенький. Неужто целочка?
Наконец, парень очнулся, его несколько передернуло от этого вонючего слюнявого собачьего жеста. Следующим пришло осознание, что в его заднице что-то копошится, болезненно растягивая анал. Зрение так и не удавалось нормально сфокусировать, а в голове билась жилка тревоги. Однако единственное, на что сейчас был способен Флэтч - это жалкие попытки уползти на локтях в сторону света. В ход пошел третий палец, выводящий из строя и так не особо работающие ноги. Лайх скривился и что-то нечленораздельно прорычал на родном языке. Сокамернику это видимо не понравилось.
- Что, нечем занять рот? Сейчас будет.
Он уже стал переходить от обещаний к делу, как на входной двери щелкнул замок. Смачный плевок ударился о каменный пол прямо в миллиметре от лица Флэтча. Соседа в мгновение как ветром сдуло - он как примерный преступник мирно устроился в углу камеры. Ввели Йохана.
- Всё нормально? - полицай обернулся к их с Порко клетке.
- Да шэф, всё спокойно. - флегматично ответил мужик, рассматривая кладку стены. Племянника заперли в камере напротив. Флэтч более менее успешно подползал к решетке, но из тени он показался лишь тогда, когда хранители порядка закрыли за собой дверь. Опираясь на решетку, парень кое как приобрел сидячее положение, одной рукой параллельно натягивая штаны. Из темноты сверкнула желтозубая улыбка.
- Мы только начали, малышка.
Сунув руку в штаны и перебирая влажной рукой их содержимое, сокамерник вновь двинулся к своей жертве.

+3

16

Сам разговор с сержантом не занял много времени, после ответов на стандартные вопросы мужчина только покачал головой, мол, что ж вы так? и отправил Йохана в камеру предварительного заключения.
- Все нормально?
- да шеф все спокойно.

Вопреки ожиданиям Йохан оказался в одиночестве. Неужели Флэтча еще не привели? Лайх примостился на нары и как только тело приняло горизонтально положение мигом отрубился и по тому не заметил ни прижавшегося к решетке дядюшки, ни его испуганно взгляда.

Гастон, а именно так звали этого грузного закоренелого завсегдатая камеры номер 3, медленно подошел к Порко и резко дернул за ноги на себя от чего немец упал и приложился затылком о холодный бетон пола. Толстые пальцы вовсю шуровали в брюках мальчишки, ремень постоянно мешался и тут мужчину озарило как можно использовать его с максимальной выгодой. Одним движением выдернув ремень из шлеек, он затянул его вокруг шеи новоиспеченного брюнета и потянул за собой, заставляя проползти разделявшее их расстояние. Гастон приземлил свой зад на нары и погладил Флэтча по щеке.
- Не вздумай пискнуть, иначе я так затяну удела, что сломаю твою тоненькую шейку - он хрипло рассмеялся и продемонстрировал, что именно имел ввиду, вызывая у юноши легкий приступ асфиксии
- теперь ты мой щенок, и первая команда, которую ты выучишь будет "лизать" - с этими словами он вытащил свой короткий, но толстый член и по камере распространился запах мочи. Он притянул юношескую голову к паху и стал водить своим обрубком по его губам, надавливая на них и заставляя взять в рот. Каждый раз за отказ ремень все больше затягивался и рот приоткрылся сам собой в тщетной попытке схватить воздуха. Вот тут-то Гастон и воспользовался ситуацией - Соси сучка, хорошенько поработай язычком, твои пухлые губки говорят о том, что ты делал это и не раз. - натяжение ремня ослабло, мужчина насаживал голову немца, заставляя брать его в рот целиком, жестко сжимал волосы на затылке в кулак и не давал передохнуть. Вот только ничего не получалось - у него не вставал. - Ах ты неумелая тварь! - короткий замах  и удар наотмашь по скуле - не хочешь по-хорошему поговорим по-плохому! - Гастон ставит Порко раком и рывком сдергивает штаны. Не было ничего удивительного в том, что немец не смог удовлетворить его, дело в том что Гастон был импотентом. Пальцы коснулись губ немца, проникая в рот и щедро удобренные слюной коснулись заднего прохода мальчишки. - Такая мордашка, я думал что ты тут гладенький, ты разочаровал меня. - Средний и указательный палец входят сразу резко до самого основания и после этого Гастон опускает вторую руку ему на задницу звонко шлепая и оставляя отпечаток пятерни. Ремень прочно зажат в руке и Гастон тянет его на себя, заставляя прогнуться - так смотрится намного эротичнее. Дыхание мужчины учащается, ноздри широко раздуваются, впитывая запах страха, который испытывает мальчишка под ним. Уже три пальца грубо растягивают его. Расходтся в стороны и проникают глубже, задевая простату. дразня. - Будешь хорошим мальчиком, я позволю тебе кончить - шепчет он, подавшись вперед и касаясь гнилым дыханием шеи юноши. - Такой сладкий и с такой узкой задницей. Я у тебя первый? Не бойся, после меня тебя никто трахать не захочет - голос подобен змеиному шепоту, пальцы мнут, расстягивают чужую плоть их уже четыре, соединеных лодочкой, они входят практически до костяшек - Жаль, что у нас нет смазки, придется тебя немножко порвать. - одно резкое движение и ладонь проскальзывает внутрь вплоть до большого пальца, ремень натягивается, не давая возможности кричать и максимум на что способен сейчас немец - хрипеть, цепляясь пальцами за туго стянутую кожу ремня. Еще немного, совсем чуть-чуть и Гастон сможет осуществить задуманное он так давно об этом мечтал. И плоть, плоть мальчишки еще по детски прекрасна, ее так и хочется терзать, порвать на части. Да, у них еще вся ночь впереди, он успеет познакомить его со всеми своими фетишами, опробует на нем все фантазии. Мышцы парня напрягаются, по всему телу выступила испарина и от того он кажется Гастону еще более прекрасным - его верный пес. Он давит рукой на поясницу, заставляя принять более удобное для насильника положение и медленно двигает в нем рукой, чувствуя как колечко сфинктера расслабляестся, пропуская глубже раз за разом, касаясь эластичных стенок пальцами - жалкое подобие ласки. даже нет. Потому что стоило чуть пообвыкнуться и многострадальный зад немца проторанил большой палец - симфония из хрипов и стонов боли почти завершена, дело осталось за малым. и тут Гастон проявил милосердие, когда медленно, не рывком как раньше, довел дело до конца, так что кисть полностью скрылась в юноше. Кровь - тоже неплохая смазка и внутри и снаружи уже достаточно влажно, так что обходится без лишнего трения. - А теперь увеличим ставки - и рука двинулась  дальше больше чем по запястье уходя вовнутрь.

Йохан сам не понял что заставило его проснутся, сколько времени прошло с того момента как его привели? И где Флэтч? Из камеры напротив раздавались сдавленные хрипы и чьи-то стоны, видать кто-то неплохо проводил время, подрачивая перед сном.
- Жаль, что у нас нет смазки, придется тебя немножко порвать.
Что ж это такое? это уже мало похоже на акт самоудовлетворение, кого-то насилуют, куда ж охрана смотрит?! Йохан вспрыгну, моментально оказываясь рядом с решеткой и вцепляясь в нее пальцами, тщетно пытаясь вглядеться в происходящее в другой камере.
- ОХРАНА! ОХРАНА!! - орал он что было мочи и дергал прутья решетки, будто надеялся, что дверь сейчас возьмет и откроется.Ужасная догадка холодом обожгла сердце и он с удвоенным старанием стал звать на помощь.

+3

17

Лайх и рад бы был закричать, но нечем. Жесткий ремень сжимал горло так, что парень был больше занят борьбой за жизнь, в то время как другая часть его тела вела схватку за вторичную потерю девственности. Одно дело по пьяни попробовать нормальный анальный секс, впрочем и в тот раз 2 года назад немец не впечатлился, так что зарекся в будущем повторять подобные ошибки, и совершенно другое когда в тебя запихивает руку матерый уголовник, когда ты еще под таблетками и даже не можешь дать отпора. Пожалуй этот инцидент станет самым позорным в болезненной истории жизненных передряг Флэтча. А если о нем кто-нибудь узнает, Лайх не постесняется очистить свое имя чужой кровью. Не понятно за какие заслуги благодаря превратностям злодейки судьбы Порко удостоился возможности воочию познакомиться с Гастоном, ранее сидевшим за изнасилование и убийство четырех юных девушек и двух мальчиков. Ладно бы он сам не помнил впоследствии того, что сейчас с ним делали в камере, но услужливое сознание не хотело вырубаться, боясь что это может стать последним моментом жизни студента, инстинкт самосохранения - эта живучая тварь была готова бороться до конца, вопреки болевому шоку и остаточному действию токсинов в организме.
Ладно два пальца, три - тоже терпимо, четыре - хочется провалиться сквозь пол и не выползать из глубин раскаленного Ада, но когда сфинктер стали разрывать костяшки пальцев, упорно проникающие вовнутрь, когда ты чувствуешь как медленно рвано расползается кожа, мышцы в тебе... После такого ты с радостью воспримешь временную передышку, пока чужая рука бороздит просторы твоей кишки, и будешь с судорожным ужасом ожидать повторения ощущений, когда сокамерник решить вынуть ее. Выдрать с остатками внутренних органов намотанных на его кулак.
Внутренний взгляд на мир сузился, отдалился, застыл как каменный грязный пол, находившейся прямо перед вымазанным слезами и слюнями лицом немца. Парень видел его очень отчетливо так же как чувствовал пламя во всем своем теле, вот только это все будто находилось в километре от него.
"Наверное так душа отделяется от тела."
Порхнула мимолетная мысль и улетучилась вперед, ввысь, ласково призывая Флэтча побыстрее ее догнать, поймать.
- ОХРАНА! ОХРАНА!!
Где-то далеко послышался чей-то испуганный крик.
"Интересно, чем этот человек так встревожен?" - меланхоличным дымом таяла следующая мысль и испарялась в прозрачности, невесомо обволакивающей Порко. Еще дальше. Послышался скрежет двери. Острая яркая вспышка на мгновение затопила небытие болью, но тоже пропала. Сумбурные шаги, чьи-то тихие неразборчивые голоса, звон ключей. Было уже все равно. Хотелось отлететь еще подальше, чтобы ничего не слышать и слиться с этим всеобъемлющим молчанием. Уснуть.

больница

Очнулся он на белых простынях хирургического кабинета, глаза резанул яркий дневной свет. Флэтч видел чистые плиты пола, людей в зеленой спец одежде, масках и перчатках. Подозрительный холод в заднице, будто туда затолкали дюжину кубиков льда, и странное онемение.
- Иголку.
Послышался новый голос. Пазл нехотя собирался в картинку.
"Как всё таки приятно, когда в тебя суют чистые руки в резиновых перчатках, предварительно продезинфицировав спирто..Ай!"
- Держите пациента, кажется он пришел в сознание.
- Вколоть ему еще?

Вновь слабость и Флэтч проваливается в сон.

Проснулся он уже на больничной койке лицом в подушку. Выспался как ни странно. Даже сон приснился. Студент с удовольствием потягиваясь обнимает руками подушку и тут же немного морщится, ощущая неприятный зуд в заднем проходе.
"А. Ну да."
Думать об этом не хотелось, так что парень предпочел вспомнить еще не улетучившийся полностью сон:

Ты подошел к каким-то двум людям, пытающимся взломать дверь.
- Отлично. Теперь твоя очередь. - говорит один из них и отстраняет аппарат, похожий на сварочный.
Тут оказывается, что ты владеешь какой-то магией. В одной руке факел, белый шар света с него, огибая дугу, переплывает на твою руку, затем на дверь, оставляя между вами точечную красную дорожку из искр. Ты чувствуешь замок изнутри, проникаешь в него и тянешь дверь на себя. Только она успевает открыться, как твои товарищи в панике, сбив тебя несутся обратно к лестнице и скрываются внизу с такой скоростью, что перила до сих пор вибрируют. Ты уже знаешь, что за ними гонется хозяин дома, а вот и он разъяренно появляется из-за двери. Ты соучастник. Ты сидишь как тебя толкнули в лестничном пролете у двери и с опаской смотришь на него снизу, но он игнорирует и гонится за теми двумя. Можно считать пронесло. Но тебе интересно, ты тут больше всех хотел знать что внутри.
Беспалевно входишь в огромное помещение, обласканное теплым желтым светом. Оно больше напоминает зал разгороженный широкими прямоугольными столбами на квадратные секции. Вместо пола решетки для стекающей воды или испражнений, одна стена полностью выполнена из множества зеркал. Ты обходишь толпы голых людей самых разных телосложений. У них странные лица, а глаза наполены отчаянием и пороком. Как озабоченные как наркоманы они липнут к любому вошедшему, целуя его, домогаясь, желая утопить в вот-вот готовых сомкнуться волнах тел, жировых складок, насыщенном запахе гениталий и пота. Ты в середине комнаты за столбом и видишь как заходит хозяин, что занятно лицо ты его хорошо можешь рассмотреть, наверное сказывается недавно просмотренный трогательный фильм Потерянный город. Энди Гарсия - ты никогда не был его фанатом и вот приехали - он уже в твоем сне, ты боишься его каждой клеточкой тела, но страх граничит с безграничным уважением. Пытаешься убежать, но достигнув другого конца комнаты видишь рычащую овчарку на цепи, за ней два допотопных лифта. Они слишком скрипят и привлекут к тебе внимание,  в середине есть еще пара лифтов или ты можешь выбраться через ту дверь в которую зашел он. Ты пытаешься протолкнуться к двери по стене, но толпа активно мешает тебе, протягивает руки, вешается на шее, лобызая. Загривком ты чувствуешь его спокойную улыбку позади, его соколиный взгляд. С силой протолкнувшись, ты наконец выскальзываешь в дверной поем, но тут тебя хватает за плечо твой главнейший враг. Отпускает, когда ты обернулся. Но ты не можешь сбежать, ты захвачен его глазами. Он припирает тебя к стене. Его голос мягок и спокоен. Мужчина касается твоей груди рукой, говоря, что ты действительно красив и так утончен, что он хочет тебя сделать своим. Ты чувствуешь, что ты ни кто иной как Уильям.

"Фига, больная фантазия разыгралась! Кто же тут тогда ловец? Интересный сон, черт меня дери." - посмеивается на койке Лайх и продолжает смаковать сновидение.

Ты ежишься и пытаешься отвернуться, хотя прикосновение тебя глубоко задело. Одновременно ты хочешь еще его внимания. Оправдываешься, что мол нифига и вот с боков можно немного кожи снять. Но мужчина с истинно джентльменской кубинской галантностью уводит тебя в помещение. Это второй этаж того дома. Здесь ковры, чисто, светло и красиво. Он подводит тебя к выстроенным цепочкой нескольким людям. Ты узнаешь в них Йохана, других знакомых тебе и в какой-то мере родных людей, только в конце стоит человек, которого ты вроде и знаешь, а вроде и нет. Можно сказать ты равнодушен к нему, хотя какие-то сомнения все же есть.
- Теперь выбери себе раба. Он будет только твой. С ним я ничего не сделаю.
Ты понимаешь, что ключевое слово последнее, ведь от этого человека веет стальным холодом, какой-то абсолютно черной грустью и равнодушием сродни самой смерти. Только к тебе от него исходит что-то сердечно теплое. Ты должен их спасти и говоришь, что выбираешь всех. Он качает головой.
- Выбор, на то и выбор, что всех ты защитить не можешь.
Тогда ты выбираешь всех, начиная с Йохана, заканчивая предпоследним человеком. В последнем, чью участь ты отдал в руки беспощадного хозяина, ты узнаешь Флэтча. Но он так бледен и безэмоционален, будто в нем нет души. Ты в теле Уилла отдаешь себя на волю непредсказуемой жестокой судьбы.

Снова первый этаж, обитель порока и разврата, что стекается к тебе реками чужих рук и грязных тел. Уилл остался там на верху в тепле и ласке, а ты, Флэтч, голый и безоружный валяешься на обоссаных железных решётках в ожидании насилия и борьбы. Но ты не готов сдаваться. На губах играет саркастичная нервная улыбка, тело трясет от напряжения. Да, тебе страшно, их много, но ты готов порвать тут всех. Тебе не плевать только на себя. Единственное, что действительно опасно - тот мужик, но его здесь нет. Ты впиваешься зубами в чью-то шею, ломаешь руки, выбиваешь последние дыхание из этих шавок. Ты им не ровня. Они смирились, а ты нет. Проходит бесконечно много времени и вот перед тобой валятся груда из мертвых тел. Ты в крови с головы до ног, ты смеешься и плачешь. Истинных чувств не осталось, только пустота. Жаловаться, молиться? Ты даже не думал об этом, когда безжалостно вырывал из них сердца, топтал их жизни, смешивал с говном. Ты защищался. Но ты не оправдываешь себя. Ты такой, каким себя сделал сам, ты знаешь, что можешь убить даже невиновного. Однако, тем ценнее ты теперь воспринимаешь других, их скоротечный и яркий цвет бытия. Ты не варвар, чтобы с легкостью гасить хрустальный огонь жизней. Но ты хладнокровный зверь, чтобы постоять за себя. Холодок смерти прокатывается по спине, от страха ты зарываешься в мертвые тела и ждешь. Входит хозяин, ты знаешь, что он видит тебя, он зовет тебя. Ты выходишь, готовый к схватке лицом к лицу, ты веришь в свои силы, но так же ясно видишь его преимущество. Исход битвы не ясен, 50 на 50. Одновременно в тебе борются чувства страха, уважения и толика любви к своему врагу, не важно кто победит.
Но он не собирается драться, мужчина устало садиться на пол и говорит, что теперь ты готов. Он отдаст свою жизнь, силу, память и всё что у него есть тебе. Ты должен будешь пронести частичку его в себе через всю жизнь. Он вечен и теперь ты толика этой вечности. Где-то в глубине тебя будет жить он, помогать, совращать. Он это ты, все что принадлежало ему - твое.

Флэтч даже забыл о неприятных ощущениях в заднице, настолько задумал его сон. Немец был, конечно, скептиком, но имел слабость к сновидениям. Иногда они служили ему интуицией. Лайх взглянул на часы - пол двенадцатого.
"Надо двигать в академию, пока не спохватились. Наверняка Йохан там все разрулил."
Он позвал медсестру и спросил, когда его выпишут.
- Пара дней отдыха Вам не помешала бы. - повторила он настоятельные рекомендации врача и скрылась по своим делам.
"Я как-нибудь переживу." - криво усмехнулся немец и начал искать глазами одежду.

Отредактировано Порко Флэтчет Лайх (2011-03-22 03:11:17)

+4

18

Комната Морриса Мерсера ---->

Ради Вас хоть на край света, мистер Мерсер, только чуть резче шевелите ягодицами, иначе пропустим все самое интересное.
Вероятно, в нарочито неспешных действиях мужчины не было ни единого намека на издевку, но показательная медлительность нервировала, заставляя травить легкие никотином с резкими, волнующими нотами гашиша, наспех забитого в сигарету с переломленным фильтром. В ожидании машины и преподавателя, парень подпирал косяк на выходе из здания, рассеянно уставившись на дорогу и мысленно выстраивая дальнейшие планы на день. Как много времени могло занять освобождение родственников из полицейского участка, Адам точно сказать не мог, но и долго торчать там не собирался – хватит с него приятного видения захлопнувшейся клетки, как наказание за все их свершенные ранее грехи. Признавать не хотелось, но малой частью своей порочной души он испытывал горечь обиды, приправленной дурным настроением от тяжелого пробуждения. Какого черта они пошли развлекаться в город вдвоем, позабыв разбавить свою компанию его обществом? Похотливые животные, вечно ищущие приключения на свою пятую точку, нашли проблемы не только на свои головы, но и поставили в неловкое положение его и адвоката, вынужденного мчаться из другого города первым же рейсом. Вот тебе и важная командировка. Почему не позвонили сразу отцу, ведь тот узнает вовсе не последним о происшествии? Черт, а ведь действительно следовало привести себя в порядок при скорой встрече с главой безумного семейства Лайхов.
Машина подкатила ко входу ровно с появлением Мерсера из преподавательского корпуса, спустившись по лестнице первым, Адам приоткрыл дверцу и взмахнул рукой, предлагая ему устроится в салоне, прежде чем забраться вслед за ним самому.
- Сначала к ближайшей аптеке, после в полицейский участок…- по памяти продиктовал адрес и откинулся на спинку сиденья, прикрывая глаза и усмехаясь. – Кажется, Вы говорили о нашей благовоспитанности и прилежности правилам, мистер Морсер? – склонил голову на бок и взглянул на мужчину. – Я не смогу пообещать того, что прекращу попытки морального терроризма по отношению к Вам, это слишком дорогая моему сердцу привычка. Но никто не мешает мне приложить немного усилий и пробовать недолго, ради разнообразия потакать Вашим желаниям. Насчет посещаемости брата, правда, не уверен.
Сложно было сформировать определенные образы в голове насчет возникшей неприятности, относительно причины, по которой оба родственника загремели за решетку, поэтому оставалось терпеливо ждать, коротая время, подергивая «кота за хвост». Аптека оказалась недалеко от места назначения, и долго в ней Адам не задержался, покупая жизненно необходимые таблетки аспирина и бутылку минералки. Проглотив пару таблеток разом, запил их небольшим количеством воды, чувствуя острую необходимость закурить. Неожиданная нервозность стискивала желудок неприятным предчувствием, и так было каждый раз, когда он оказывался вблизи от полицейского участка, либо возле церкви. Гнездо, призванное блюсти Закон и Порядок на улицах города на проверку оказывалось самым отвратительным местом, грязно-серым пятном на карте, не заслуживающим доверия и вложенных в их бюджет денег.
- Пойдемте, мистер Морсер. Что-то мне не по себе от этого места. - едва изогнул губы в легком подобии на улыбку и двинулся ко входу, скоро преодолевая лестничную площадку.
Еще некоторое время Адам нетерпеливо мялся у пустой регистратуры, хмурясь на отсутствие служащих, и ухватился за первого попавшего представителя правопорядка, выясняя какой из детективов владеет информацией о недавних несовершеннолетних нарушителей. Тот, впрочем, не удостоив взглядом парня объяснил сопровождающему его мужчине, как найти детектива и описал приблизительную его внешность, прежде чем нервно дернуть плечом, стряхивая руку Кеннета, и удалиться по своим делам. Поиск не занял много времени, вскоре младший из Лайхов стоял возле рабочего стола подозрительно сконфуженного мужчины. То и дело, обтирая вспотевшее лицо платком, он начал издалека, сухо, с запинками объясняя специфику их работы и говоря о том, что никто не застрахован от ошибок. Скорбно, разумеется, что многим приходится страдать из-за глупой невнимательности государственных служащих, но дело ничем не исправишь и в ситуации будут хорошенько разбираться, искать виновного, поместившего упившегося, больного несовершеннолетнего мальчишку в одну камеру с уголовником. Дело уже завелось и некоторые сведения вписаны в карту... он говорил что-то еще, но звуки, льющиеся с его глотки, казались неразборчивым шумом на фоне общей перевариваемой информации. И если раньше весь вид парня сводился к мирному состоянии зомби, то в эти моменты его вполне разумно можно было посчитать трупом, с посеревшим лицом и бледными, сухими губами. Сердце замедлило свой ход, потакая остановившемуся времени, вязкой массой повисшему в воздухе, его нечеткий ритм болезненно бился в висках, а желудок готов был извергнуть все выпитое накануне. Мысли были только о брате, ведь дядька сделан из лучшей стали и едва ли его могло хоть что-то согнуть...нагнуть? Сквозь мутную речь детектива он выхватил имена с направлениями - младший Лайх госпитализирован, когда как старший, Эмиль, все еще находится под стражей.
- Какого черта? - выдохнул и разжал пальцы, каким-то образом стиснувшие запястье своего преподавателя (когда это произошло Адам не мог сказать), резко подавшись вперед, он попытался ухватить детектива за ворот и встряхнуть его. - Вы понимаете, что сделали, ублюдки? - хрипящим, севшим голосом.

0

19

Комната Морриса Мерсера ---->

Это даже удачно, что сейчас еще не закончились каникулы. Студенты, особенно эти, чаще нарушали распорядок дня, чем соблюдали его, но помощь им в этом нелегком деле со стороны преподавателя не могла порадовать руководство. Ничего страшного в этой ситуации нет, но отчитываться о своих действиях – не самое приятное занятие.
Опаздывающим себя Моррис не считал хотя бы потому, что видел, как подъезжает машина. От того, что машину ждут два человека, а не один, время ожидания в два раза не сокращается. Поведение же Кеннета было довольно неожиданным. Ему, конечно, выходить в аптеку раньше, но в машине же не одна дверь. И все же поблагодарить его стоило. Каким бы ни был человек, забывать о собственных хороших манерах нельзя.
- Я тронут, что занимаю такую важную часть в Вашей жизни, – рассматривая пейзажи за окном, ответил Моррис, – А насчет чего Вы уверены?
Сопровождать личинку художника в аптеку преподаватель не стал.
Полицейский участок
- Полицейские участки и не должны быть уютными.
Не надо быть гением, чтобы с первых минут разговора с детективом понять, что случилось что-то плохое. Будь все в порядке, загулявших студентов по-быстрому выдали бы на руки пришедшим, полицейским тоже не бог весть как хочется часами возиться со всем этим. Особенно в воскресный вечер. И упоминание матерых уголовников совсем не радовало. Моррис так и видел грядущий скандал, негодующих родителей, предъявляющих претензии Академии за то, что с ребенком случилось Бог весть что сразу по приезду на учебу, снующие вокруг журналисты, другие родители, переводящие свое потомство в более приличные и безопасные места. Разгребать все это, естественно, предстояло вышестоящему руководству, но Моррис теперь тоже связан со случившейся историей, так что устраниться от происходящего может и не получиться. Значит, надо постараться минимизировать последствия ради своего же блага. И было бы легче и быстрее, если бы Кеннет продолжал цепляться за его руку, а не набросился на офицера.
- Успокойтесь. Все уже случилось. Вы же не хотели задерживаться, – понятно, что эти доводы едва ли успокоят эту нервную творческую личность, но у Морриса был небогатый опыт общения с попавшими в такую ситуацию людьми. И положенная на плечо рука могла не возыметь эффекта или сработать с точностью наоборот. Там уж видно будет, оттаскивать ли Лайха или что.
Когда вопрос с нервами Кеннета был более-менее улажен, Дуэйн продолжил.
- Будет лучше, если Эмиля выпустят немедленно. Под мою ответственность. Во избежание новых недоразумений, – как бы благожелательный тон, несомненно, содержал в себе намек на все те неприятности, которые могут быть у этого отдельного полицейского и всего участка в частности. О да, Моррис устроить их не мог, но в этой истории были те, кто мог. Это даже забавно – угрожать представителю силовых структур при исполнении, не рискуя ничем.
"Я только надеюсь, что никаких документов о том, что никаких документов, доказывающих, что я каким-то образом несу ответственность за этих двоих, не потребуется. Иначе получится, что зря все это."
Раньше в вызволении студентов из застенков кровавого режима Дуэйн не участвовал, сам в такие истории не влипал, а его собственные дети были еще слишком малы, чтобы с ними возникали такие проблемы, так что ситуация могла преподнести пару сюрпризов. Но даже если такие документы требовались, детектив то ли забыл про них от волнения, то ли умышленно забыл, но от Морриса потребовалась только роспись. Эмиля должны были вот-вот привести.
- Благодарю. Теперь дайте мне адрес той больницы и мы покинем Ваше гостеприимное учредждение.

0

20

Время до того как в коридоре послышались шаги показалось вечностью, Йохан не находил себе места, различные догадки гложили его и не давали покоя. Он пытался утешить себя мыслью, что просто параноит, что так не бывает, что живут они в цивилизованном обществе, где до сих пор не отменили смертную казнь. Легче почему-то от этого не становилось. Лайх был подобен тигру в клетке: метался из угла в угол, измеряя шагами время, которое казалось резиновым: все тянулось и тянулось. Наконец послышались шаги охранников, шаркающий звук бритвой по нервам. Йохан замер, прижавшись к решетке, словно надеясь просочиться сквозь нее
- Быстрее-быстрее. Та камера - подался вперед весь обращаясь в слух и зрение.
- Твою мать - это все что донеслось из темноты. Настолько сдавленное и шокированное, что стало страшно предположить что же там произошло. Короткий всхлипы - серия ударов. И окровавленного флетча с болтающимися где-то внизу штанами выволакивают из камеры. Лайх хочет верить, что это все ему только снится, что сейчас он проснется и весь кошмар окажется позади. Тело Флэтча безвольное: под глазами залегли глубокие тени, губы искусаны в кровь, на шее виднеются следы ремня, содранная кожа, гематомы уже становятся отчетливо видны и вкупе с кровью это выглядит ужасно. То что ниже... Йохан не решается опустить взгляда, он и так знает что там и не может смотреть, не может видеть родного близкого человека таким - слишком больно. В полутьме кожа Порко кажется серой, он напоминает покойника - только что выкопанный свежий труп. Отчаяние, злость страх, щедро разбавленный агрессией и жаждой мести и Йохан срывается на крик, выходя из оцепенения. Он орет так, что закладывает уши - до хрипоты, кричит без голоса со всей силы ударяя ладонями об решетку, требуя немедленно его выпустить, чтобы сопровождать дядю в больницу. Да черт побери, какой дядя, он младше их всех! Йохан оседает на пол от бессилия и безысходности. Он сжимает челюсти пытаясь хоть как-то успокоиться, но у него ничего не получается, только скулы сводит. Нет сил сидеть на месте, вырваться отсюда, метнутся к противоположной камере и расплющить черепушку этой мрази о бетон, размазать его мозги по стенам, как наглядный пример, чтоб другим не повадно было. Или накачать наркотой так, чтобы насильник не смог двигаться, но при этом все чувствовал и медленно расчленил бы с особым смаком, тупой, ржавой ножовкой, отрезая по куску и первым делом отрезав этот дряблый член и скормив ему же. Или… или привязать к кровати, зафиксировав его руки-ноги и дав ему в руки пульт – пусть выколет себе глаза, и отрежет руки, которыми он посмел прикоснуться к Порко, но он не сможет этого сделать, ведь он слишком слаб, этот моральный урод слишком слаб для подобного, все на что его хватает – это тупое насилие и поэтому ровно через минуту механизм запуститься и он сдохнет самой кровавой смертью которая только может быть - его разорвет на части.
Он слишком погружен в свои мысли, чтобы заметить приближение охранников, лица их так же унылы, чувствуют что запахло жаренным. Они ведут его в кабинет откуда все начиналось. И первое что Йохан видит - брат, брат и какой-то странный мужик, адвокат? Но кажется он был несколько полнее, впрочем неважно. Видно все вопросы с их освобождением уже урегулированы и теперь Лайх ждет только одного, когда же с него снимут наручники, он уже знает что сделает - только бы успеть. Металлические браслеты освобождают запястья от своего хвата и Йохан, потирает их, будто ни в чем не бывало. Изредка глядя на сержанта и оценивая ситуацию. Он стоит уронив голову на грудь, как человек, которому внешний мир стал безразличен, как Флэтч, с которым теперь неизвестно что будет. Пальцы сжимаются в кулаки и Йохан делает рывок через стол, ухватывая сержанта за галстук и резко дергая на себя, губы его искажены оскалом, а в глазах не осталось ничего человеческого. Ему плевать на то что брат видит его таким,  похуй на адвоката, да на всех присутствующих у него есть только одна цель и эта цель месть. Месть, который увы сегодня не суждено сбыться. Снова заломанные руки, снова мордой об бетон и все тот же ставший родным вкус крови он не сдерживается и сплевывает, пытаясь подняться, хоть и выворачивает руки из сустав, сквозь плотно сжаты зубы он рычит, выплевывая каждое слово, чеканя, чтоб смысл дошел раз и навсегда
- Вы, сукины дети. Чем вы думали, когда сажали его к этому мудаку? Вот вас бы, да-да, вас товарищ сержант сэр на часок к этому мяснику! Вы видели его? Вы видели Флетча после того как над ним поработали? Что вы блядь молчите?

+2

21

Валяться без дела быстро надоело, даже болтать с единственным из трех не спящих соседей тоже. Зато по ходу разговора с Кирстом, молоденьким Дон Жуаном, успевшим за 4 коротких дня влюбиться в местную медсестричку, Флэтч узнал пару полезных вещей. Как например то, что парень любовно хранит халат своей зазнобы в лазейке мужского туалета на этом этаже, палата находится на четвертом, ровно в полночь - врачебный пересменок, так что народу будет не много.
"Наверняка ко мне приставили конвоиров, хорошо бы проверить."
Плавно спустив нижнюю часть тела с койки, максимально стараясь не раздвигать ноги и не делать резких движений, парень направился к выходу. Хорошо хоть трусы ему вернули, но вот остальную одежду и вещи - ищи свищи. Тихо отворив дверь, немец уперся в лицо обернувшегося пристава.
- Драаасьте.
Про себя матернулся Лайх, одаривая широкой улыбкой полицая.
- А где здесь курилка?
Заозирался по сторонам и наткнулся на второго форменно одетого человека, тот усмехнулся - похоже был в курсе приключений парня.
- Сигареты то есть?
- У меня даже карманов нет. - почесал пузо и перевел взгляд обратно на первого, оперся на его плече, доволакивая ноги к нему.
- Ладно уж, жди здесь.
- Лучше сразу в курилке, пока я туда дойду... Сэр, не поможете калеке?
Тот что отзывчивее уже скрылся по направлению к круглосуточному ларьку на первом этаже, второй нехотя отложил газету и принялся помогать местами наигранно корчившемуся от болей парню. Когда они подошли к лестнице, Лайх испуганно вздрогнул, крепче вцепившись в локоть хранителя порядка, другую руку прижав к заднице.
- Боже милостивый! Обожемой! ГОСПОДИ! Мне срочно нужно в туалет! Они меня что, слабительным накачали? Аллах всемогущий! Вот это прорвало так прорвало трубу. Щас как хлестонет! Такое ощущение, что сейчас все кишки высру. Кажется даже к горлу подкатило. Нужно срочно в туалет! Вы мне поможете? А то боюсь швы разойдутся.
"Как я и думал." - мысленно усмехнулся Флэтч, читая по лицу полицая все что тот сейчас думает о нем.
- Тут рядом, сам справишься.
- Какой Вы жестокий! Нет в Вас сострадания.- не слишком правдоподобно сыграл немец, но ведь им обоим по сути было срать друг на друга, верно? А куда сбежит заключенный в таком то состоянии, он и пары шагов сделать самостоятельно не может. С грехом пополам студент доковылял до сортира, а его временный "телохранитель" остался приперать дверной проем меж лестницей и коридором и раскрыл недочитанную газетку.
Найдя укромный уголок за унитазным бочком, Флэтч вытащил надушенный, но уже изрядно провонявший местными запахами халат, вынул врачебную маску, заранее припрятанную в трусах, переоделся и потратил еще минуту на короткую репетицию твердой походки. Давалось с трудом и все же боль была не такой сильной, наверное местная анестезия еще действовала. Зализав водой растрепанные волосы на бок - последний штрих конспирации, Порко, изображая санитара с идеальной осанкой, уверенно вышел из сортира и направился в противоположную полицаю сторону. Все прошло как по маслу, тот глянул из-за газетки и не признал подопечного.
"Слава яйцам, он не додумался глянуть на ноги. Босой врач ахаха."
Вместо того, чтобы держать оборону против боли всем силами, пришлось отправить пару легионов на подавление смеха. Все же по-идиотски он смотрелся сейчас со стороны, особенно когда время от времени нечаянно прихрамывал. Спасало только то, что занятые работой люди невнимательны до мелочей. Но долго на этом играть было слишком рискованно, как и выходить через главный подъезд. Только Порко радостно дождался лифта, как новый удар прокатился по нервам - вернулся второй охранник. Флэтч столкнулся с ним буквально лицом к лицу и не нашел ничего лучшего как опустить взгляд на вытащенную из кармана резиновую перчатку, натянуть ее на руку по локоть и с громким чпок отпустить резинку. Сзади уже припирала очередь из одной медсестры.
- Сьюзан, - через плечо, не оборачиваясь, кинул ей немец. - кто, говоришь, проктолога вызывал?
Смело шагнул в лифт, обходя растерявшего всю подозрительность полицая. Девушка даже не поняла о чем речь, просто зашла следом, листая чей-то больничный лист. Закрывающиеся двери обдали легким током спасительной прохлады, первый уровень пройден. Осталось дать по газам. Порко спускается на нулевой этаж и через несколько поворотов оказывается в морге. Тишина, холод и мертвецкий покой, обильный запах формалина щекочет ноздри и немного кружит голову. Флэтч медленно идет вперед, разглядывая помещение и посетителей с бирками на пальцах. Хоть здесь в дали от глаз можно дать волю чувствам и руке, придерживающей ноющий зад.
- Ну, это конечно вариант, но пока я буду ждать свой очереди на гроб, меня могу ненароком кремировать или замерзну насмерть или на органы... Не-не-не. Плохая идея.
Дойдя до конца, он увидел широкие двери, не иначе как для въезда катафалков.
"Вот вам и запасной выход, как удобно-то!"

Далее череда темных улочек, копошение в мусорных баках, зуд в заднице, мысли о том, что его такого красивого в одном халате на голо тело вряд ли довезут до академии на честном слове, в итоге минут через 15 он уже сидел на родном байке, ковыряя замок сломанной отверткой и изогнутой в три погибели скрепкой. Первый раз его поймали как раз таки за угон, лет в 14. Много времени вскрытие не заняло, благо студент не повесил цепь на колеса, вот тогда бы уже было без вариантов. Двадцать километров топать до  академии... только не в таком состоянии. Но сейчас было не время сдаваться, удача была на его стороне. Заведя мотор, Лайх двинулся в сторону временного своего пристанища - художественной студии. Кряхтя перелез через забор и выбил стекло в двери дома.
"Home, sweet home!"
Первым делом найдя запасные ключи, Лайх завел мотоцикл в гараж, пока никто из сонных соседей не спалил. Десять минут на душ, под которым половину этого времени можно ленно чистить зубы, а свободной рукой с мочалкой вяло потирать бочок. Зад трогать было как-то боязно. Выйдя совершенно голым, парень прилег на диван и врубил ноут. Листания студенческого сайта и светский не напряжный чат помогли забыться, но что еще лучше: предложение одного пользователя затусить на крыше академии и забыться от мира сего эдак на неделю в алкогольном и наркотическом угаре так вообще казалось замечательной идеей после всего случившегося. Оставив несомненно модный халат в сторонке и сменив гардероб на обычные джинсы и серую с рисунком футболку, Лайх сгреб связку других ключей и направился в гараж. Не забыв прихватить пару копий карточки от своего номера, парень поехал в обратный путь почти лежа на руле и закинув сомкнутые в коленях ноги носками на заднее сидение для комфортности. По дороге заскочил в единственную на весь город ночную пиццерию, есть хотелось всегда, а когда из тебя выкачали последние остатки ужина - тем более.

------> академия

Отредактировано Порко Флэтчет Лайх (2011-03-22 03:23:49)

+1

22

Единственная, доступная мысль разбить лицо детективу, с силой приложить носом о стол, цепляясь за жидкие, маслянистые волосы на его дряблом затылке, перекрывается откровенным презрением, и Адам брезгливо отдергивает руки, выпрямляясь и глядя на все еще смятенно лопочущего мужчину. Тяжесть чужой руки на плече выводит из ступора, сулит тихую помощь, вот только легче на душе ничуть не становится, напротив, пустые слова формальностей выводят из себя, заставляют кипеть от злости, сжимая и разжимая кулаки. Плотно стиснув зубы, он молча буравит взглядом двоих мужчин, какой-то частью поражаясь и одновременно мрачно восхищаясь их бесчеловечностью, полнейшему равнодушию к происходящему безумию. Воистину, человек - худшее из животных, по природе начиная беспокоиться только о собственной шкуре, в остальных же ситуациях сохраняет возмутительное спокойствие.
Все уже случилось? Вместо шутливого удовольствия видеть скорбных родственников за решеткой, он получил весьма неприятные известия, - преподаватель действительно питает надежду на миролюбивую беседу с ублюдком в погонах, или измывается, призывая к спокойствию и отсчитывая потраченное на студентов время?
- Не волнуйтесь, Вас отблагодарят, дадут любую названную Вами сумму за любовно оказанную помощь и активное участие в наших судьбах, мистер Мерсер. – небрежно обронил, сунув руки в карманы, чтобы скрыть охватившую дрожью нервозность, когда хранитель порядка отлучился за необходимыми документами, предварительно дав короткую команду по телефону. По всей видимости, чтобы сгладить чувство вины, в нем взыграла совесть, и он самостоятельно отправился к регистратуре за бланками, возвращаясь после недолгого отсутствия с кипой чистых форм для заполнения.
В голове порченой пленкой крутилось небрежно брошенное преподавателем слово «недоразумение». Стоило отдать должное его холодному самоконтролю, даже втянутый в такую неприятную ситуацию, он оставался абсолютно непробиваемым, наводя на новые мысли о том, каким образом удастся сбить эту маску отчуждения. В прошлом все шло неплохо до неловкого момента, когда Кеннет умудрился попасться с листком эскиза в руках, которыми он так любил волновать и злить набожного преподавателя экономики. Начиналось все с невинной шалости, в последствии вошедшей в пагубную привычку – еще на первом курсе после первой посещенной пары экономики пойманный на перемене Эмиль небрежно обмолвился о преподавателе, его ханжеском облике, соткавшемся в голове после полной лекции, также он поведал о ходившем о нем мнении, как о человеке сугубо религиозном. Решив попробовать смутить молодого мужчину, Адам взял за постоянную основу раз в неделю-две писать кистью, часто карандашом небольшие миниатюры, зарисовки на порочащие темы Отца и сына его Христа, иногда он прикладывал схематичные рисунки эротического содержания.
Распахнувшаяся дверь вырвала из пучины воспоминаний, являя взглядам потрепанного, но полного сил и ненависти брата. От сердца отлегло, и Кеннет выдохнул, только сейчас отметив, что сдерживал дыхание, изучая родственника на предмет избиений или любого другого признака насилия. Помятый, с ссадинами на лице, он все же выглядел вполне живым, тут же гневно дернувшись в сторону сержанта и оказываясь прижатым к полу. Скрипнув от злости зубами, Адам рванулся к габаритному охраннику, перехватывая его руки, чтобы ослабить хватку.
- Думай тупой башкой, что делаешь, сука, ты ж его раздавишь своей тушей! – уперевшись в пол пятками, толкнул мужчину, тут же обхватывая брата в объятия и прижимая к себе. Насильно придержал лицом к собственной груди, пережидая вспышку неконтролируемого гнева, и скривил губы от боли, когда кулак родственника ненароком попал в челюсть. – Успокойся! – хрипло прошипел, встряхнув Йохана за плечи. – Или ты опять окажешься на вонючей тюремной койке вместо того, чтобы посмотреть, как там Порко… – голос сдал на имени и пришлось на мгновение замолчать, прочищая горло. – Отец уже, думаю, в курсе, как и дед, поэтому оставим это дело на них и специалистов в своей работе. – сглотнул и коротко взглянул на преподавателя, бледно кивнув на дверь. – Мы уходим. – обхватил брата за талию и подтолкнул к выходу, предупреждая любые попытки вершить справедливость самому.
- Ваши данные я возьму в регистратуре. Наш адвокат в скором времени свяжется с Вами. – саднящим голосом и хмурой полуулыбкой. – Готовьте свои задницы, скоты. – выходя вслед за братом, он плотно притворил за собой дверь, уводя обоих своих спутников подальше от этого места, не забыв ненадолго отлучиться к регистратуре.
Машину удалось поймать на удивление быстро, поэтому скоро все уже сидели в салоне, а Адам заставлял брата выпить пару таблеток аспирина. Практически всю оставшуюся дорогу до госпиталя Кеннет разговаривал по телефону с адвокатом, только сейчас вышедшим из здание аэропорта, и коротко изложил всю историю, не вдаваясь в подробные детали изнасилования, но делая акценты на уголовника в камере и паршивую работу охраны, призванной защищать население от преступников.
К больнице они подъехали уже далеко за полночь, и было решено отправить брата на обследование, чтобы засвидетельствовать множественные синяки и ссадины от побоев для полноценной справки, перед этим решив осведомиться о здоровье младшего из родственников. По словам врача, Флетч спал в своей палате, и будить его было крайне нежелательно после перенесенной операции и стресса, также его записали на прием к психологу, как формальная процедура жертвы изнасилования.
В кармане завозился телефон, оглашая приемную злободневной мелодией и скорым голосом Нил Патрика, Brand new day, вздрогнув, Адам мрачно усмехнулся и принял вызов.
- Да…- бесцветно отозвался, мрачно уставившись в заполняемый бланк.- Все уже в порядке…Нет…Нет необходимости приезж…Хорошо. – поджал губы и вложил в руки брата трубку.- Тебя. Отец. – отойдя в сторону, он взглянул на преподавателя, ухмыльнувшись. – Замечательная ночка, не правда ли? – рассеянно провел ладонью по волосам, растрепав светлые пряди.- Стоит выпить. Составите мне компанию?

0

23

Чужое горе – одно из самых нелепых зрелищ на всем белом свете. В смысле совсем чужое. Тех людей, которые наблюдающему никто и звать их никак. Эти студенты не были Моррису совсем уж никем, но проникаться к ним сочувствием он не спешил. Своим прежним поведением младшее поколение Лайхов не просто заслужило случившееся. Они изо всех сил провоцировали именно такое развитие событий. Случившееся было закономерно, даже если не рассматривать это с позиции кары Божьей. Если рассматривать, причин для сопереживания становится еще меньше. Едва ли это заставит одуматься хоть кого-то, но это их проблемы. И то, что за решение этих проблем полагается вознаграждение, в эмоциональном плане мало что меняет.
- С чего Вы взяли, что я волнуюсь?
Эмиль, как только появился, повел себя ничем не лучше своего брата. Даже хуже. Неожиданно было, что Кеннет в этот момент проявил себя ответственно и сам стал успокаивать родственника, как будто и не он недавно набрасывался на детектива. Морриса это радовало. Один невменяемый юноша в два раза лучше двух. К тому же в этот раз все требуемое разбушевавшемуся успокоение прекрасно прошло без вмешательства Дуэйна. Тоже плюс.
- Прощайте, – вновь встречаться в полицейском участке со стражами закона преподавателю не хотелось от слова "совсем".
Брошенное Адамом на прощание обещание наводило на мысль, что тот решил мстить по древнейшим законам: "Кровь за кровь, зуб за зуб". Шутки шутками, а полицейским действительно несладко придется, когда история получит свое продолжение.

Машины, готовые их подвезти, сегодня появлялись как рояли в кустах – удивительно вовремя.
И все же, что бы ни было выше сказано о том, что Лайхи сами виноваты во всех своих бедах, во время поездки Моррис воздержался от длинных речей о том, что такое хорошо, а что такое плохо. Да, он сказал, что они сами накликали на себя беду, но не более того. Не время сейчас мораль читать.
О том, что к жертве их так просто посреди ночи не пустят, догадаться стоило раньше. С другой стороны, время они потратили не зря. Сбор данных для серьезного расследования ошибок полиции начался. Дуэйн решил при случае проследить за ходом событий, раз уж сам в их начале отметился. Из чистого любопытства. А там мало ли, какая возможность появится.
- Стоит выпить. Составите мне компанию?
До сего момента мужчина ожидал, что после больницы они все отправятся в Академию. Уже сейчас он ему приходилось подавлять зевки не реже одного раза в десять минут. Но, если подумать… как бы неправильно это не звучало, выпить действительно стоило. Немного. Даже при всей своей безучастности в чужом горе Моррис устал, а это поможет расслабиться. Еще стоило бы поспать, но вечер, плавно перешедший в ночь, был таким насыщенным, что заснуть вряд ли удастся. Видимо, утром придется залиться кофе до уровня глаз, а пару дней спустя, если не повезет – узнать о предположениях студентов о том, чем же занимался их преподаватель всю ночь, что так не выспался. Сплетни – дело, конечно, традиционно женское, но в закрытом мужском обществе они тоже замечательно появляются и распространяются. Даже тараканы по сравнению со слухами ничего не знают о выживании в любой среде и просачивании куда угодно.
- Только с тем условием, что это будет "выпить", а не "напиться". История слишком любит повторяться. А если такие ночи "замечательные", опасаюсь представить себе плохие.

0

24

Всю дорогу до госпиталя Йохан смотрит в окно, наблюдая за безумными, проносящимися мимо яркими пятнами различных вывесок. Прислоняется к холодному стеклу и прикрывает глаза, раз за разом прокручивая все что произошло.
То как отреагировал брат, как прижал его к себе вызывало двоякие чувства: с одной стороны он был рад подобному беспокойству, тепло было необходимо здесь  сейчас, а сердцебиение брата, пусть и не менее быстрое чем у него самого, все же успокаивало. Словно растворяешься в другом человеке. Не стоит врать самому себе, Эмилю попросту были приятны прикосновения Адама. Но с другой, с другой все было намного сложнее. Поведение брата задело его гордость и это было самое страшное что только могло произойти. Он бы стерпел любое обращение от полицейских, даже побои были не так обидны как осознание того, что твой собственный брат считает, что ты не способен контролировать свои действия. Чушь, брехня! Йохан отдавал себе отчет в том что он делает и зачем делает, также как и предвидел последствия. И для него было сюрпризом, что его так просто отпустили под залог: нападение на офицера при исполнении. Лайх вообще был намерен провести здесь как минимум ночь и разобраться во всем в присутствии адвоката, но мужик также не пожелал решить дела на месте /как выяснилось позже это был и не адвокат вовсе, но кто тогда? очередной любовник брата? Нет, Йохан вовсе не смотрел на каждого мужчину рядом с Адамом как на его любовника, просто их было большинство и вероятность что предположения не подтвердятся равнялась 10%/ Он снова чувствует себя псом, которого посадили на цепь. Когда они покидали участок, она явственно натянулась, напоминая о себе. Аф!
Йохан покорно принял из рук  брата какие-то таблетки, не особо заинтересовавшись их названием и без труда проглотил. Стоит отдать должное Кеннету, сам бы он сейчас не догадался пройти мед. освидетельствование. По большому счету ему было все равно, что с ним случилось: последствия драк не были ничем из ряда вон выходящим, ну а то что подпортили мордашку - так это сам виноват. Но любую вещь можно толковать двояко и Йохан наблюдает за тем как врач заполняет протокол обследования, отмечая в графах телесные повреждения. Его трясет. Оставшись один на один с собой, а как ни крути мед персонал не воспринимался им как некто достойный внимания, все мысли вновь обратились к Флэтчу и Лайху захотелось сорваться с места, взбежать по лестнице и ворваться в палату родственника. Своими глазами убедиться что он жив. Наверное, что-то отразилось во взгляде Эмиля, потому что врач глядя на него неудовлетворительно покачал головой и стал набирать какой-то раствор в шприц. Йохан был настолько шокирован что даже не сопротивлялся, когда ему вводили успокоительное, а может оно было настолько убойным, что начинало действовать только попав в кровь. Реакции молодого человека стали несколько заторможенными возможное это и к лучшему, ведь теперь ему предстоял разговор с отцом. Как он мог забыть про этот маленький раздражающий фактор, естественно, что адвокат в первую очередь сообщил все главе семейства, вот ведь тварь продажная, не мог смолчать. Йохан взял трубку и приложил ее к уху, готовый выслушивать тираду мужчины, которого он по большему счету и за отца-то не считал, так просто - посторонний человек. Эмиль с самого начала был зол на отца за то, что тот бросил его мать, но это полбеды, это можно пережить, как и ежедневную пытку знаниями, как отсутствие родителя в важные, значимые для любого ребенка события. Складывалось такое впечатления что старый Лайх воспринимал его не иначе, чем капиталовложение, но и с этим можно было смириться. Однажды, он увидел как отец изменяет матери Адама, тогда Йохан начал терять уважению к Дереку, восприняв измену в первую очередь на свой счет. К тому моменту он был уже достаточно взрослым, но тем не менее ничего не мог с собой поделать. Последней каплей стали взгляды отца, направленные на Кеннета, их ни с чем нельзя было спутать, так мужчина смотрит на объект вожделения. В тот момент все прекратилось - любые маломальские теплые чувства перестали связывать их. Все эти мысли молнией пронеслись в голове. Само знание этого позволяло разговаривать небрежно, давало право на шантаж и поэтому, когда после долгой тирады и отчитывания, отец сказал что немедленно приедет, что заберет их, Йохан более чем спокойным голосом послал его куда подальше. Это было странно наблюдать со стороны: человек который не так давно так открыто рвал и метал, демонстрируя свои эмоции, сейчас закрывался, на его губах блуждала дежурная приветливая улыбка, а интонации голоса были пугающе спокойными, будто не с ними это все случилось. Будто разговор был о каких-то инвестициях а не о людях.
- До свидания, отец. - Йохан обернулся к двум своим спутникам, все также продолжая улыбаться, не в силах так быстро сбросить маску, а может так было и лучше, его эмоции не для посторонних.
- Стоит выпить. Составите мне компанию?
Адам, тебя и могила не исправит. Лайх подошел ближе и положил руку на плечо брата, мол не прикасайтесь к нему лишний раз без надобности, жест был неосознанный где-то на уровне инстинкта. Йохан не желал оставлять их одних тет-а-тет, но от одного упоминания слово "выпивка" его тошнило. Каким бы молодым не был организм, выпивать три дня подряд, нажираясь до такого и чтоб это было без последствий - это все же сказки. Уже сегодня начнутся занятия в академии, но Эмиль не собирался посещать их, вместо этого у него была запланирована поездка в больницу и возможно долгий, очень долгий разговор с адвокатом. Йохан во что бы то не стало решил сделать все, чтобы тот сержант оказался на месте Порко.
- Куда-то собрались? - сделал вид что не слышал их разговора и сейчас переводил взгляд с одного на другого.

+2

25

Удивительным казалось то, что собеседник достаточно легко согласился составить компанию в ближайшем баре, ответным чувством вызвав неясный оттенок неудовольствия. Адам был готов перейти к иной тактике, легонько придавить совесть, пускаясь в довольно красочные и мутные объяснения о степени ответственности за студентов, повествуя о том, что каждое принятое в работу дело следует доводить до его логического завершения. Он был непреклонно уверен, что преподаватель внимательно выслушает долгий монолог, мысленно разжует его и меланхолично хмыкнет в ответ, все же соглашаясь на такое положение вещей. Должно быть, быстрая и положительная реакция на предложение была вызвана ничем иным, как усталость после посещения полицейского участка и беседы с детективом. Пусть так, Кеннет считал занимательным изучать отсутствие всяких эмоций у мужчины, в тайне испытывая огромное желание вызвать у него яркое чувство возбуждения – гнева, радости, страха, вожделения, хоть одну брешь в этом идеальном облике примерного семьянина.
Адам с мрачным предвкушением представил себе картину мирного общества Мерсера с его причитаниями относительно морального облика современной молодежи, ведь под градусом у любого человека развязывается язык и, вряд ли собеседник слыл исключением. Уйти от такого внимания было практически невозможно, если только не поступить все так же возмутительно, собрав вещи, тихо свалить в ночь, избавляясь от головной боли нотаций. Но стоит ли говорить, что Кеннет терпеть не мог проигрывать и обладал завидным терпением?
- Договорились, мистер Мерсер. Пусть будет «выпить», как необходимое лекарство на сон грядущий. – небрежный тон с плавными модуляциями и легкой, чувственной улыбкой в уголках губ.
На редкость быстро завершился разговор между отцом и братом, приводя в смятение искусственной улыбкой, тронувшей губы Йохана. Верно, что последний не жаловал главу семейства, но все же мог проявить хоть каплю уважения и немного времени отцовскому беспокойству – мысль о том, что Дерек предпочел разговаривать со старшим сыном, немного задевала, напоминая о себе зудом прошлого. Адам сухо выдохнул, принимая из рук брата телефон и кладя в карман, прежде чем подняться на ноги и лениво потянуться, разминая затекшие мышцы.
- Надо выяснить, что там с Флэтчем, а после, если ты все же отказываешься лечь на дальнейшее обследование и лечение, отвезем тебя в Академию. Думаю, сон тебе не повредит. – в хрипловатом голосе сквозит легкое раздражение, которое Кеннет с трудом может объяснить. В очередной раз Эмиль вышел из ситуации практически нетронутым, потрепанным, да, но успешно невредимым, и так было всегда: наказывали двоих, но больше (не без причины, разумеется) доставалось младшему из братьев, любовь и внимание отца тоже заслуживал именно он – и сейчас, ожидаемый звонок был сделан на телефон Адама, только потому, что второй сын черт знает где оставил собственный мобильник. – это не безосновательно злило. Йохан даже умудрился родиться раньше на несколько месяцев. Зная взбалмошный характер дядюшки, Кеннет был уверен, что именно его поведение повлияло на эпилог приключений, но разве более зрелый, старший родственник не должен соображать головой и тщательно отслеживать каждое действие Порко, если уж взял на себя обязанность составить ему компанию? Бред. Но Адам чувствовал, как накипает его раздражение, готовое вылиться на любого, что, собственно, и произошло, когда в регистратуре у него поинтересовались о семнадцатилетнем Лайхе.
- Как нет в палате? – прорычал парень, в сердцах пнув стойку, за которой ютилась испуганная медсестра. – Вы хотите сказать, что он самостоятельно поднялся на ноги и ушел, не попавшись на глаза ни одному человеку? Думаете, я этому поверю? – и Кеннет верил, пылающим недовольством взглядом упираясь в девушку. Кому, как не ему знать, насколько чудаковатый у него родственник, от которого реально ожидать невозможного, но это не могло не радовать, и частью души парень вздохнул свободнее – загадочное исчезновение Порко обозначало, что тот находится в относительном порядке, раз уж в состоянии передвигаться без посторонней помощи.
- Я проверю в общежитии, а Вы свяжитесь с нами, как только что-нибудь выяснится. – сухо бросил, отворачиваясь от медсестры и направляясь к выходу. – Никому нельзя верить в этой чертовой стране. – с мрачной решимостью пересекая холл к оставленным спутникам. – Планы изменились, придется ехать в Академию. Флетч исчез и, думаю, сделал это на своих двоих. – взглянул на брата, усмехнувшись. – Как видишь, все в порядке, раз он в состоянии нервировать нас новыми выходками. Иди лови машину, я забегу к врачу за рецептом, в местную аптеку и скоро выйду.
Парень не заставил себя долго ждать, порывистым шагом вышел из больницы, вылавливая прищуренным взглядом знакомые лица, и подошел к найденной братом машите, без слов усаживаясь на переднее сиденье. В голове то и дело проскальзывали скорбные мысли о том, что последний свой выходной он мог отгулять более радостно, нежели волочиться в полицейский участок, а после в госпиталь. Продиктовав адрес водителю, он уставился перед собой с меланхоличным видом разглядывая смазанные от скорости, вихляющие виды за окном...

Говорят, что перед смертью в голове проносится множество значимых к жизни кадров, вплоть от рождения до этих, последних мгновений, когда дыхание твое обрывается беззвучным криком. Единственной, скупой мыслью прочно засевшей в голове был внутренний голос, угрюмым тоном сообщивший, насколько разгневается мать, когда ей позвонят среди ночи. Должно быть, она будет рвать и метать, а следующим днем прилетит первым рейсом, чтобы убедиться в верности чужих слов и, если надо, добьет окончательно заботой и моралью. Визгливый скрип тормозов рассекает воздух, парализует необъяснимым страхом, заставляя сердце сжаться, пропустить ход и замереть на несколько бесконечно долгих мгновений. Целый закулисный оркестр на фоне развернувшихся событий: задыхающийся, хриплый рев мотора, звук бьющегося стекла и удара металла о металл, далекий, чужой крик, рвущий голосовые связки...

Отредактировано Кеннет Адам Лайх (2011-03-23 20:24:50)

+1

26

Эмиль куда больше нравился Моррису таким, неестественно-спокойным. Настолько, что он даже ненадолго задумался, не стоит ли особо буйных учеников накачивать тем же, чем и Йохана. Знать бы только чем… что чем-то – очевидно.
- Только не увлекайтесь самолечением до следующих каникул.
События развивались как в сказке – чем дальше, тем хуже. Вот чего для полного счастья не хватало, так это еще исчезновения последнего из этой троицы в неизвестном направлении. С одинаковым успехом этот диковинный пример живого человека без головного мозга мог поползти в сторону Академии или на поиски дальнейших приключений. Последнее решение казалось бы невероятным, если бы речь не шла о том, кто в таком состоянии умудрился вполне успешно сбежать из больницы. Если этот недоумок еще и в больничной робе по холодным ночным улицам бродит, то и вовсе отлично.
- Сомневаюсь, что он так кому-то нужен, что его украли. Так что, видимо, ушел, – Моррис тоже прекрасно осознавал, что это практически невероятно. И так же вполне верил, что от этой семьи можно ожидать и чего похлещи. Воистину, было бы чудесно, если бы после этого их тихо-мирно забрали из Академии. Впрочем, насчет тихо-мирно – тоже фантастика, а громко и со скандалом – не надо, – Если же случилось невероятное, похитители скоро с вами свяжутся и попросят забрать его и даже сами заплатят, – на самом деле с пропавшим Лайхом Моррис был практически не знаком и судил о нем по этим двоим. Эмиля преподаватель тоже видел нечасто, хоть тот и учился у него. Уже один тот факт, что этот молодой человек не узнавал того, кто ведет у него профильный предмет, говорил о многом. Знал бы Дуэйн об этом неузнавании – студенту во время следующей сессии зачлось бы.
- Возможно, обстоятельства мудрее нас, – эту фразу можно было перевести как "возможно, нас ведет провидение", - Надеюсь, что ваш родственник обнаружится в Академии и все закончится.
С машиной опять не было проблем. Сегодня им везло хотя бы с этим.

Моррис поспешил, когда решил, что хуже, чем исчезновение того оболтуса из больницы, сегодня уже не будет. Хуже стало. И с авто им не так уж и повезло. Яркий свет фар несущейся навстречу машины после ночной темноты на время ослепил если не всех в салоне, то одного Мерсера точно. Зрачки и так сузились от ужаса, а теперь и вовсе превратились в точки. Но разглядывать их сейчас все равно было некому.
- Боже сохрани...
У Дуэйна голос сорвался не на крик, а на шепот. Вот уже оставались доли секунды до столкновения. Грохот, скрежет, Моррис почувствовал, как по инерции тело движется вперед, но ремни безопасности не дают врезаться в сидение впереди, отдергивают назад, а потом – удар о боковое окно и темнота.
На какое-то время все закончилось. Но когда Моррис открыл глаза, вокруг не было ни ангелов, ни демонов. Даже никакого света в конце тоннеля. Он был еще жив. Господь действительно сохранил. Стекло треснуло, но не разбилось, голова Дуэйна, похоже, тоже. Водитель вроде был жив, но без сознания. По крайней мере, подушка безопасности сработала, да и мужчина за рулем успел, по-видимому,  чисто инстинктивно выкрутить руль и развернуть машину боком. Подавляющее большинство людей будет в такой ситуации стремиться спасти свою шкуру. Потому и говорят, что сидение за водителем самое безопасное, а рядом – самое опасное. Вот оно и смялось почти полностью, так, что там едва ли можно было остаться целым и невредимым. Да что там, даже пассажирам на заднем сидении тоже досталось. Мерсер еще не пришел в себя настолько, чтобы в полной мере почувствовать всю прелесть прямого столкновения на огромной скорости, но несколько ссадин уже чувствовалось. Оставалось надеяться, что это действительно ссадины.
Теперь уже не было опасности, все случилось, и все же оставаться в машине было отвратительно. Расстегнуть ремни безопасности Моррису удалось не с первой попытки, дверь поддалась быстрее. Из салона он не столько вышел, сколько вывалился. Усталость и случившиеся события прекрасно способствовали подкашивающимся ногам, поэтому пришлось опереться на дверь. Прохладный ночной воздух помогал прийти в себя. Или в это хотелось верить.
В соседних домах загорелись окна, кто-то стоял на улице и звонил, и Моррис надеялся, что не рассказать друзьям о том, какое зрелищное тут было столкновение. Еще несколько снимали на сотовый происшедшее. Где-то вдалеке послышалось завывание сирены.
Моррис не сразу осознал, что надо бы проверить, живы ли студенты. Если что, ему теперь за них отвечать. Возвращаться в машину было противно, но пришлось. Проверить пульс, если они без сознания. Не велика польза, но он хоть будет знать, ожидает ли их семьи траур, а его – действительно серьезные проблемы на работе.

Свернутый текст

ООС:надеюсь, никто не будет сильно возражать, если я останусь в работоспособном состоянии, ибо не хочется 1-2 курс радовать в первый же день отсутствием половины занятий.

+1

27

В салоне пахнет бензином, водитель переключает скорость и плавно втапливает педаль газа, заставляя машину развивать скорость. Порко сбежал. Отец хочет приехать. Адам бесится. Мужик раздражает. Йохан перехватывает взгляд водителя в зеркале и поспешно отводит глаза в соторону. Чтобы не слышать собственных мыслей, чтоб как-то заглушить этот гул, он открывает окно, подставляя ладонь потоку воздуха - это приятно и создает иллюзию полета. Теплый ветер под твоими крыльями. Жадный страстный, он порывисто бьет в лицо и приводит волосы в беспорядок, заставляя их ложиться вихрами, лезть в глаза, щекотать кожу. Эмиль щурится, отводя непослушные пряди со лба и так и застывает. Облокотившись рукой об окно и прикрывая ладонью глаза от порывов ветра. Он вдыхает ночной воздух и мечтает оказаться где-нибудь на побережье - подальше от проблем. Перед ними расстилается трасса, вдали чернеют силуэты зданий, столбы бегут один за другим, стараясь обогнать их, но каждый раз отступая на второй план и появляясь снова где-то впереди. Бегущие вдоль белой линии, вне времени. Йохан искоса смотрит на брата, разглядывая его лицо в отражении, в очередной раз любуясь. без тени эмоции на лице. Скользит взглядом по его губам, скулам, безраздумно. Какой же ты все-таки у меня красивый...
Мужчина на соседнем сидении молчалив и забавен, даже ремень безопасности пристегнул, это вызывает невольную улыбку. Эмиль уверен, что умирать только один раз и когда настанет время, ни один ремень не сможет тебя спасти. Впереди линии сходятся, указывая на скорый поворот. Следуй за белым кроликом.
Йохан не успел испугаться, не успел подумать хоть о чем-то, он только видел яркий свет фар, Адам тоже молчал и только Мерсер молился каким-то своим богам. Нервы не выдерживают, он жмурится, плотно закрывая глаза и чувствует толчок и запах жженой резины. Стук сердца такой оглушающий, что он перестает различать другие звуки. Мир рассыпается подобно песку и его накрывает волной.
Что-то щекочет скулу, медленно крадясь к губам, словно навозная муха в летнюю пору, перебирает своими лапками спускаясь все ниже, норовя забраться поглубже. От углока губ к центру. Йохан не выдерживает и хочет отогнать от себя навязчивое видение, но движение болью отзывается в правой руке, прошивая ее до кончиков пальцев. Он приподнимается, пытаясь вспомнить что случилось и.. авария? Дверь легко поддается и юноша буквально-таки падает на асфальт, приземляясь как кошка на все три лапы. Одну он бережет, помнит о боли. Поднимает взгляд, пытаясь сообразить что он и где и видит соседнего пассажира, кажется тот тоже находится в прострации, но? Где же брат? Взгляд через плечо и он словно в старом кино видит все в серых тонах. Кровь кажется неестественно красной. Чтобы избежать лобового столкновения, водитель резко выкрутил руль до упора и основной удар пришелся на рядом сидящего пасажира. По инерции машину развернуло на 180 градусов и впечатало в ограждение, машина же лихача пролетела еще несколько метров вперед и вышла со встречки. Дверь была всмятку и Йохан боялся. Он жалкий трус, когда дело касается близких ему людей. Он слишком много боится за сегодняшний день и ему страшно вернуться в машину. Но... его жизнь ничего не стоит без брата. От удара дверь заклинило и он подбирает первый попавшийся булыжник, разбивая стекло, неуклюже орудуя левой рукой. в нетерпении он сбивает острые края и осколком протыкает подушку безопасности. Машина дымится, нельзя терять ни секунды.
- Помоги мне! - рычит он на зазевавшегося Мерсера и изо всех сил дергает дверь на себя, надеясь что она поддастся.
- Адам, Адам, мать твою! Очнись! Слышишь, ты придурок. - Осколки впиваются в ладони, но в крови столько адреналина, что он этого не чувствует, у него состояние шока и с каждой секундой оно все нарастает. СТрашно, как же страшно, что он умрет там. Наконец-то дверь открывается и они аккуратно вытаскивают Адама на свежий воздух. Он знает что это неправильно, что нужно было вызвать скорую, но ждать... ждать когда в любой момент машина может взорваться - идиотизм.
- Вызывай скорую - бесцветным голосом произносит Эмиль. Сейчас он полностью соответствует этому имени - мягкий и нерешительный, он устроил голову брата на коленях и осторожно касается его волос тыльной стороной ладони. Плевать на тех кто остался в машинах, он эгоист и сейчас умирает вместе с братом.

Над моей дорогой небо несется бешеной рекой.
Кровь бежит быстрее, и бьется пульс под правою рукой.
Ветер замирает в горле, и стынут на ветру глаза.
Плачет небо, и блестит на моем лице слеза
Без тебя...

Отредактировано Эмиль Йохан Лайх (2011-03-24 23:08:30)

+4

28

Всегда ли мир был настолько узок, эгоистично обращен в окружающие Адама события? Впервые после давнего происшествия на улицах родного города, его накрывает холодной волной абсолютного страха перед воспоминаниями, белесая вспышка света слепит, заставляет с силой жмуриться, прогоняя бледный образ мальчишки перед глазами. Резкий удар по тормозам и свернутый в сторону руль щедро подставляют противоположный от водительского бок, припечатывают виском о стекло, на секунды избавляя от реальности, от необходимости чувствовать. Густая, вязкая тишина сквозь облако беспамятства горьковатым привкусом оседает в корне языка, сушит и царапает горло лихорадочным дыханием. Он устал и с легкостью подчиняется Морфею, чтобы избавить себя от этого кукольного состояния полнейшего равнодушия.
В своих болезненных сновидениях Кеннет видел, почему позволил себе увлечься мистером Мерсером, своим безмерным спокойствием, с глубоко впечатанной в сознание верой в божественное милосердие, в ее лживое существование, преподаватель тщательно вырисовывался в мыслях образом давно читаной книги. Человек с именами рек, так же обманчив в своей непогоде, но всегда неизменно меланхоличен, лишь в долгие минуты чужой боли позволяя видеть настоящего себя, алой вязью под давлением острого кончика хирургического ножа он лечит души, избавляя их от изувеченных похотью тел. В мнимой добродетели он сохранил способность удивляться их стойкости, по зову внутренних демонов изобретая новые способы моральной и физической пытки, всегда с животным любопытством отсчитывал последние их секунды. Страх подобен наркотику, простая химическая реакция, которую выделяли избранные им жертвы, теперь было недостаточно убивать случайных бродяг, нищих, которых никто не хватится, он испытывал почти физический голод, желание дышать их болью и страхом. Джордан, Джозеф Лета, Стэнли Гудзон*, «серийный убийца, хищник, истребляющий трансгендерное сообщество Нового Орлеана»**, Потрошитель с улицы Бурбон, человек с десятком лиц… В одной из миниатюр Кеннет запечатлел кадр из книги, полностью отдавшись изображению, он сутки корпел над работой, прежде чем посчитал ее завершенной в деталях и отправил в стол Мерсеру. Джордан стоит возле окна, и его силуэт светлой тенью вырисован на фоне клубящегося за окном мрака, тонкие пальцы придерживают занавески, а взгляд задумчиво устремлен в ночь на слепящие отражения городских огней. За его спиной, на широком операционном столе поятся несколько аккуратных свертков в голубых мусорных пакетах, а рядом можно заметить еще неубранные, вымазанные алым хирургические инструменты и пару плотно закрытых банок с формальдегидным раствором и купающиеся в нем бесформенные обрубки человеческой плоти. На паспорту рисунок содержал ссылку на произведение Брайт. Выкладывая мысли на чистом листе бумаги, Адам надеялся, что в скромном служащем Академии, где-то глубоко внутри роятся черти, и терзался мыслью, что не в его силах жилой вытянуть их наружу.
Он не различал действительность и картины, подаваемые воспаленным рассудком, не помнил своего пробуждения, невольно концентрируясь на боли первого вздоха, лижущего пальцы ног холода. Вспоротый какой-то железякой бок нестерпимо ныл, пропитанная кровью ткань рубашки неприятно липла к голой коже. Чужие пальцы скользят по влажным волосам, голос болезненно касается создания, заставляя чуть слышно застонать и вновь прикрыть глаза.
Какой же ты шумный.
- Не дождетесь...- хрипло отозвался, проваливаясь в долгожданную тьму.
Первыми на место аварии прибыли камеры, подобно лисам корреспонденты газет, телекомпаний принюхивались к трагедии и аккуратно подступали с вопросами, едва отвлекаясь на прибытие скорой. Проталкиваясь сквозь плотное кольцо зевак, медперсонал небрежно оттолкнул сидящего парня, подхватывая его под руки и уводя в сторону, чтобы осмотреть и обработать возможные раны. Адама осторожно переместили на носилки и подняли, унося к машине, после с шумом рванув с места в больницу.

[* Джордан, см. Иордан, считается одной из священных рек мира. Лета - одна из рек в подземном царстве Аида. Гудзон, см.Хадсон - призрачная река.]
[** Поппи Брат, "Ворон. Сердце Лазаря", пер. Q]

---> Госпиталь

Отредактировано Кеннет Адам Лайх (2011-03-26 09:17:34)

+1

29

Один оказался жив, а вот второй... если честно, Моррис ожидал увидеть вместо Кеннета отбивную, учитывая местонахождение в машине последнего. По пути к двери, в открывании которой просил, даже требовал помочь Эмиль, мужчина уже готовился к речи на тему: "Мы уже ничем не можем ему помочь". Однако же то, что можно было разглядеть через выбитое к тому моменту окно, напоминало потенциально живое человеческое существо. И это было хорошо. Дуэйну легче отчитываться перед начальством, почему в его компании двое студентов посреди ночи попали в автокатастрофу и получили травмы, чем то же самое, но с поправкой на гибель одного из них. Да и вообще, Мерсер к нему уже как-то привык. Но, с другой стороны, отвыкнуть от Адама было бы весьма неплохо. Но раз уж он не умер – еще год не получится.
Многие осколки упали внутрь машины, но под ногами стекло тоже хрустело все то время, что заняло у них извлечение бессознательного тела из машины. И пара порезов на память на руках тоже останется. Да что там, у них у всех теперь много сувениров от этой поездки. Даже у пострадавшего меньше всех Морриса, что уж говорить об остальных.
- Причитания ему не помогут, – голова и так стремительно заболевала, а тут еще этот Эмиль шумит. Как же это раздражало!
Чужая, липкая кровь, тоже не слишком-то радовала. Несомненно, наркотики и оргии для этих испорченных малолеток, "золотой молодежи", были нормальным явлением, они могли быть заразны. Вот только думать об этом надо было раньше, если Моррис что и мог подцепить, то подцепил. Недавно полученные порезы ведь никуда не делись. А тот же СПИД замечательно передается через кровь. Успокаивающая мысль о обязательной медкомиссии для учащихся пришли сильно позже.
Надеяться на то, что кто-то из собравшихся вызвал скорую, на самом деле не стоило – раз уж никто не бросился им помогать, значит, действительно в толпе одни зеваки, которым зрелища подавай. И лучше уж дважды вызвать помощь, чем ни разу. Скорая, полиция. Быстрее бы… больше всего сейчас Моррису хотелось оказаться в своей комнате и лечь спать. Еще лучше было бы проснуться, но целая гамма физических ощущений намекала на то, что все происходящее вполне реально. Поэтому остается только попытаться выспаться перед работой. Или хотя бы отлежаться.
Моррис взглянул на место аварии. Если подумать, то машинам взрываться вроде не с чего – бензин не самовозгорится, а альтернативно одаренных со спичками и зажигалками поблизости не мелькало. Но это если подумать. Сейчас это плохо получалось. Да и запах бензина даже не в критической ситуации прибавляет желания убраться подальше от своего источника. Правда, там, куда они убрались, все равно пахло, но не так. Проблема в том, что возникала моральная дилемма. С одной стороны, бросать других людей вот так вот, когда сами они выбрались, было не по-христиански. С другой, возвращаться не хотелось. И, похоже, ничего страшного больше не собирается случаться. В общем, пусть лежат, где лежат.
Явление папарацци делало и без того плохую ситуацию еще хуже. Освещение в СМИ – это именно то, чего им не хватало. Моррис старался избегать как объективов, так и долгих диалогов, требуя, чтобы они прекратили их донимать и привели помощь, мотивируя свои просьбы в стиле: "Вы что, не видите, что человеку плохо?!". Конечно, журналисты никуда не делись, но со временем переключили большую часть внимания на очевидцев, оказавшихся поразговорчивей. Хорошо. Они тоже раздражали. Шум, яркий свет, снующие вокруг и мельтешащие люди… какая гадость.
Наверное, скорая помощь прибыла быстро. Но время намного медленнее тянется в Аду на сковороде, чем во время совершения грехов, туда ведущих. И их ситуация была ближе к первой. Наверное, медики наведались и к металлолому с мясной начинкой, да за журналистами видно не было. Кеннета уложили на носилки и унесли в бело-красную машину, по пути уверив, что сделают все, что в их силах, чтобы тот выжил, но как бы невзначай добавив, что ничего обещать сейчас они не могут. Мерсеру же, равно как и Йохану, оказалось достаточно осмотра. На всякий случай ему порекомендовали прийти сделать рентген и вообще заглянуть, если вдруг хуже станет – вдруг сотрясение мозга случилось или еще что-то не менее "приятное".
Полиция прибыла позже всех. Под их пристальное внимание попали не успевшие разойтись зрители и оставшиеся в сознании пострадавшие. Моррис в этот раз не пытался избежать разговора и честно рассказал служителям закона все то немного, что он видел.
- Похоже, у всего вашего семейства намечается больничный, – это был не самый удачный момент для шуток, но все же именно с такими словами Моррис обратился к Эмилю. Преподаватель старался быть невозмутимым. А нездоровую бледность сейчас никто и не заметит, – Нам понадобится найти еще машину, чтобы добраться до Академии. Надеюсь, Вы сможете в ней ехать после случившегося?
Позже, днем надо будет сходить в церковь. Вознести благодарственную молитву Господу за спасение и пожертвовать деньги храму.

----> Комната Морриса Мерсера

Отредактировано Моррис Д. Мерсер (2011-03-27 20:38:08)

0

30

Каким же маленьким может быть мир, когда все твое сознание обращено к одному единственному человеку и ничего кроме него не существует. Нет ни времени, ни пространства, ни звука, ни цвета. Мир сосредоточен на кончиках пальцев там где их кожа соприкасается. Пальцы подрагивают от напряжения, его всего трясет. Йохан еле сдерживается, эмоции разрывают изнутри, он никак не может успокоится, причитая как заведенный, шевеля губами, произнося какую-то чушь и неустанно повторяя одно единственное имя. Надеясь на ответ.
- Не дождетесь...
В первое мгновение ему кажется что он ослышался, что сознание играет с ним злую шутку. Он молчаливо уставился на брата, изучая невидящим взглядом его лицо. Не веря своему счастью. Голос срывается, ком горечи внутри, он не может дышать. Сейчас, когда это так необходимо, он не может произнести и слова. Разрываясь между желанием заплакать и рассмеяться. Тело бьет крупной дрожью. Йохан склоняется над братом упираясь локтями по обе стороны его тела и почти касаясь его лба своим. Он хочет стиснуть его в объятьях, но понимает что этого дело категорически нельзя. Люблю произносят губы, изгибаясь в улыбке, полной печали и горести. Он закрывает глаза и сжимает челюсти. Люблю. Ты самое дорогое, что у меня есть, без тебя.. без тебя не существует. меня не существует. Я никогда тебя не отпущу, последую следом через сотни жизней и дождусь той, в которой мы сможем быть вместе. Я буду искать встречи с тобой раз за разом, приходить снова и снова. Звать по имени и касаться твоей горячей руки. Не оставляй меня одного.
Их обступают люди: зеваки и журналисты, то там то тут мелькают вспышки камер, гул из чужих голосов все нарастает, выливаясь в напряжение. Йохан осторожно раскачивается, не меняя позы, боясь шелохнуться. Ему помогают. Медики буквально силком отрывают его от тела брата и это доставляет невыносимую боль, так что на какой-то момент кажется что он сейчас потеряет сознание. Он остался там рядом с ним, продолжая обнимать, он все еще чувствует его тепло, тянется к нему. Наблюдает взглядом за всеми передвижениями, не обращая внимания на медбратьев, которые пинцетом вытаскивают из его тела осколки и накладывают бинты. Они о чем-то спрашивают, но смысл слов не доходит до него. Сердце перестает биться, когда, Адама погружают в машину и хотят увозить, он дергается как раненный зверь и умоляет врачей разрешить поехать с ним. У них одна группа крови, мало ли понадобится переливание. Господи, что угодно, только разрешите. Йохан хватает воздух ртом, задыхаясь от собственного бессилия, от чувства вины, от шума, который давит на виски и сводит с ума. Заставляет хвататься ладонями за виски и сгибаться пополам. Заткнитесь! Заткнитесь-заткнитесь-заткнитесь все! Ему кажется, что он орет, но вся эта война разворачивается только лишь в его голове.
Дыхание становится частым, он не может перестать дышать раз за разом хватая губами воздух, до боли, до хрипов, рука судорожно сжимает футболку на груди, болезненные ощущения в кончиках пальцев и судорога сводит тело. Он кренится вперед и падает в объятья все тех же медиков. Сквозь пелену шума слышит их разговор и вот он уже лежит рядом с Адамом в машине и почему-то дышит в этот дурацкий бумажный мешок. Сознание плывет, но Эмиль из последних сил удерживает себя в теле, неотрывно глядя на брата.

Госпиталь

+3


Вы здесь » Silver Compass Academy » Близлежащий городок » Улицы.